USD/KZT 325.56  -0.35
EUR/KZT 374.46  -2.26
 KAZAKHSTAN №5, 2014 год
 Стабилизация или стагнация?
АРХИВ

Стабилизация или стагнация?

Судя по результатам, которые в течение трех последних лет демонстрирует Казахстан в рейтинге глобальной конкурентоспособности WEF, в нашем продвижении вверх наметилась явная пауза. В 2014 году республика вновь заняла 50-ю строчку, тогда как наши соседи по региону продолжают улучшать свои позиции. А это значит, что правительству нужно срочно искать новые точки роста национальной конкурентоспособности. При этом ключевую роль в борьбе за региональные рынки будет играть внедрение новых технологий, а также инновационность товаров и услуг, предлагаемых Казахстаном.

 

В новом Отчете глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (WEF Global Competitiveness Report 2014–2015) несколько сократилось число ранжируемых стран — со 148 до 144. В рейтинг вернулся Таджикистан, а Бруней, Эквадор, Босния и Герцеговина, Либерия и Бенин, напротив, его покинули. Впервые за последние несколько лет изменилась и тройка лидеров. В ее состав, наряду со Швейцарией (1-е место) и Сингапуром (2), вошли США, которые поднялись сразу на две строчки, потеснив Финляндию и Германию (табл. 1).

Аналогичную динамику продемонстрировала Япония, которая переместилась с 9-й на 6-ю позицию. За ней следуют Гонконг, Нидерланды и Великобритания, а замыкает топ-10 Швеция. Как отмечают эксперты WEF, всех этих обитателей «олимпа» отличает многолетний опыт в развитии и использовании человеческих ресурсов, а также инвестирование в инновации. Во многом эти «умные» капиталовложения оказались возможными благодаря согласованному подходу к сотрудничеству между государственным и частным секторами.

В стане европейских государств существенные успехи в повышении производительности и эффективности функционирования своих рынков продемонстрировали Португалия (+15 до 36) и Греция (+10 до 81), которые в свое время наиболее сильно пострадали от глобального экономического кризиса. Вместе с тем Франция (23), Испания (35) и Италия (49), оставшись на прежних позициях, похоже, оказались менее вовлеченными в процесс проведения структурных реформ.

С серьезными трудностями в повышении своей конкурентоспособности продолжает сталкиваться большинство крупных развивающихся экономик. Так, за последний год ослабили свои позиции Саудовская Аравия (–4 до 24), Турция (–1 до 45), ЮАР (–3 до 56), Бразилия (–1 до 57), Мексика (–6 до 61) и Индия (–11 до 71). Китай (+1 до 28) и Россия (+11 до 64), напротив, продемонстрировали позитивную динамику.

Весьма неоднородным выглядит азиатский ландшафт конкурентоспособности. Так, выдающихся показателей добились Малайзия (+4 до 20), Таиланд (+6 до 31), Индонезия (+4 до 34), Филиппины (+7 до 52) и Вьетнам (+2 до 68), в то время как южноазиатские страны (за исключением Индии) по-прежнему остаются в нижней части рейтинга.

Среди государств Ближнего Востока пальму первенства в этом году впервые завоевали ОАЭ, вплотную подобравшиеся к десятке лидеров (+7 до 12). За ними следуют Катар (–3 до 16), Израиль (27) и несколько сдавший свои позиции Кувейт (–4 до 40). Вместе с тем геополитическая нестабильность в Северной Африке привела к тому, что ее наиболее конкурентоспособная страна — Марокко занимает лишь 72-е место. По мнению экспертов WEF, ключевое значение для улучшения ситуации в регионе имеет проведение структурных реформ, улучшение деловой среды и укрепление инновационного потенциала, что позволит частному сектору создавать новые рабочие места.

В Латинской Америке наибольшую конкурентоспособность демонстрирует Чили (+1 до 33). В то же время, несмотря на достигнутый в предыдущие годы устойчивый экономический рост, ряд государств региона продолжает страдать от низких темпов производительности, которые и обусловили общую их стагнацию конкурентоспособности. Относительно стабильными экономиками здесь остаются Панама (–8 до 48), Коста-Рика (+3 до 51) и Перу (–4 до 61). Дальнейшее продвижение этих стран будет зависеть от их способности привлечь внешние инвестиции в улучшение инфраструктуры, развитие человеческого капитала и инновации.

Что касается постсоветских государств, то большая их часть вот уже третий год подряд планомерно улучшает свои позиции в глобальной табели о рангах. Среди них Эстония (+3 до 29), Азербайджан (+1 до 38), Литва (+7 до 41), Латвия (+10 до 42), Грузия (+3 до 69), Украина (+8 до 76), Молдова (+7 до 82) и Кыргызстан (+13 до 108). Вновь примкнувший к рейтингу Таджикистан оказался на 91-й строчке, что намного выше, чем его показатели двухлетней давности (100). Отрицательный результат продемонстрировала только Армения, которая опустилась с 79-го на 85-е место.

Если говорить о Казахстане, то в нынешнем отчете мы удержали 50-ю строчку, подтвердив свой статус члена клуба пятидесяти самых конкурентоспособных экономик мира. При этом нашими ближайшими соседями в этот раз выступили Италия (49) и Коста-Рика (54).

По традиции перечислим лучших перформеров рейтинга: бесспорными лидерами здесь оказались Алжир (+21 до 79), Румыния (+17 до 59), Лесото (+16 до 107) и Португалия (+15 до 36). В то же время явным провалом можно считать показатели Ливии (–18 до 126), Омана (–13 до 46), Сейшелов (–12 до 92) и Лаоса (–12 до 93).

Комментируя общие результаты отчета, эксперты WEF констатируют, что мировая экономика, похоже, возвращается к своему докризисному состоянию. Вместе с тем сейчас не время почивать на лаврах — глобальных экономические риски по-прежнему очень реальны. Конечно, предыдущие меры, главным образом базирующиеся на экспансионистских принципах валютной политики, помогли временно избежать более глубокой рецессии и заложить основы восстановления на ближайшую перспективу. Однако обеспечение долгосрочного устойчивого роста в конечном счете будет зависеть не от упомянутых выше принципов, а от повышения уровня производительности экономических систем. Чтобы достичь этого, необходимы соответствующие инвестиции и, самое главное, проведение структурных реформ. Сегодня эти меры не просто важны (как это и было всегда), но и стали неотложными, если мы действительно «хотим укрепить и ускорить восстановление, чтобы создать новые возможности и рабочие места для большей части населения».

 

В сумме «зеро»

Судя по результатам, которые в течение последних трех лет демонстрирует Казахстан, в нашем продвижении вверх наметилась явная пауза. Как и в прошлом году, мы оказались последними в «клубе 50 лучших».

Из трех субиндексов, формирующих Глобальный индекс конкурентоспособности (GCI), на основе которого и составляется рейтинг WEF, в двух мы не удержали свои позиции, а в одном, напротив, выросли. При этом из двенадцати сводных показателей (pillars) пять улучшилось, пять ухудшилось, а два остались без изменений (табл. 2).

Так, Казахстан потерял три строчки в субиндексе «базовые требования», опустившись с 51-го на 48-е место. Ключевую роль здесь сыграли два из четырех сводных показателя, а именно «институциональное развитие» (–2 до 57) и «макроэкономическая среда» (–4 до 27). При этом наша конкурентоспособность с точки зрения «инфраструктуры» осталась на прошлогоднем уровне (62), а в сфере «здравоохранения и начального образования» мы даже смогли чуть подняться (+1 до 96).

Легкий откат продемонстрировал и самый слабый наш субиндекс «инновационные факторы», в котором мы опустились на 89-е место. Впрочем, после его прошлогоднего взлета сразу на 17 строчек, потеря двух из них пока вполне допустима.

И все же, согласно методологии WEF, сегодня наибольший вес в измерении нашей конкурентоспособности имеют «факторы эффективности». И именно этот субиндекс, показав рост с 53-го до 48-го места, помог Казахстану удержать общий результат. Правда, на уровне сводных показателей, но и в нем наблюдались разнонаправленные тенденции. Так, на фоне продолжающихся улучшений в сферах «развитости финансового рынка» (+5 до 98) и «эффективности рынка товаров» (+2 до 54) серьезно просели «высшее образование и тренинги» (–8 до 62), а также «технологическая готовность» (–4 до 61).

Общая динамика конкурентоспособности Казахстана выглядит следующим образом. Из 114 показателей, формирующих итоговый индекс GCI, наше положение улучшилось по 62, ухудшилось по 43, а по 7 осталось без изменений. Еще 2 индикатора (связанных с распространенностью малярии и ее влиянием на бизнес) при ранжировании Казахстана не учитывались вообще, что в общем-то вполне справедливо.

Число тех сфер, где Казахстан чувствует себя уверенно, вот уже третий год остается стабильным (табл. 3). По 29 показателям мы по-прежнему входим в 50 наиболее конкурентоспособных стран. Другое дело, что сам состав этих показателей постоянно меняется. Так, в этом году в «зеленую зону» вошли «этика ведения бизнеса» (+8 до 48), «суверенный кредитный рейтинг» (+5 до 48), «влияние налогообложения на желание инвестировать» (+17 до 37), «доступность кредитов» (+18 до 43) и «венчурного финансирования» (+25 до 47), а также «влияние налогообложения на рынок труда» (+13 до 43). В красный сектор переместились «воздействие преступности на бизнес-среду» (–9 до 53), «количество процедур необходимых для открытия бизнеса» (–10 до 57), а также «превалирование торговых барьеров» (–15 до 63).

Главными козырями Казахстана в конкурентной борьбе по-прежнему остаются индикаторы, входящие в сводный показатель «эффективность рынка труда», по которому мы поднялись наиболее высоко, заняв 15-е место в мире. Учитывая, что восемь из десяти его составляющих являются нашими преимуществами, Казахстан может и должен ими воспользоваться. Тем более что конкурентоспособность учитывает не только макроэкономические факторы, но и качество рабочей силы, ее способность внедрять инновации на практике.

Усилились и наши позиции по уровню государственного долга (+3 до 11), а также по балансу госбюджета (+4 до 9).

Что касается минусов нашей конкурентоспособности, то количество, к сожалению также осталось на прошлогодней отметке: 85. Зато список показателей, по которым мы находимся ниже сотой строчки вновь сократился с 20 до 16. Наиболее критичные сферы представлены в табл. 4.

К самым слабым нашими показателям можно отнести качество портовой инфраструктуры (+12 до 123), хотя оно и резко улучшилось по сравнению с прошлым годом, а также высокую зависимость от импорта (+1 до 123). Кстати, последнее особенно беспокоит, поскольку одновременно мы серьезно сдали свои позиции по объемам экспорта на внешние рынки (–16 до 68). При этом низкую степень развития перерабатывающих отраслей наглядно демонстрируют такие показатели, как количество (–6 до 108) и качество (+2 до 103) местных поставщиков, интенсивность внутренней конкуренции (+9 до 111), а также низкая добавленная стоимость их продукции (109).

Резкие ухудшения отмечаются по таким показателям, как неформальные платежи и взятки (–15 до 80), инфляция (–14 до 107), охват средним образованием (–13 до 42), прозрачность решений, принимаемых государством (–11 до 40), ПИИ и трансферт технологий (–14 до 107), а также государственный заказ на высокотехнологичную продукцию (–16 до 74).

Если же говорить об индикаторе, показавшем наибольший спад, то им оказались издержки проведения политики в сфере сельского хозяйства (–17 до 57), что, впрочем, неудивительно, учитывая огромные объемы субсидий и преференций, заложенные в госпрограмму «Агробизнес-2020».

 

Евразийская конкурентоспособность

В заключение, по традиции, мы представляем сравнение Казахстана с одним из наших конкурентов по рейтингу. В этом году выбор пал на Россию. За последние два года наш северный сосед значительно укрепил свою конкурентоспособность и практически «дышит» нам в спину. Кроме того, именно с ним нам сейчас приходится бороться за общий рынок в рамках евразийской интеграции. С учетом последнего обстоятельства нам было бы интересно сравнить и Беларусь, однако большинство международных исследовательских институтов по-прежнему игнорируют нашего третьего партнера по ЕАЭС.

Итак, Россия, как и Казахстан, входит в категорию государств, занимающих промежуточное положение между второй и третьей стадией развития экономики. Это означает, что для конкурентоспособности наших стран основную роль играют факторы эффективности и (пока в меньшей степени) инновации. При этом Россия обгоняет нас по уровню ВВП на душу населения — $14 819 против $12 843 (по итогам 2012 года). Как результат, вклад инновационного потенциала и конкурентоспособности бизнеса в копилку общего рейтинга у России выше, чем у Казахстана, — 24,5% против 12,3%.

На сегодняшний день наши страны вполне сопоставимы с точки зрения макроэкономической стабильности — российское 31-е место против нашего 27-го, а также технологической готовности — 59-е против 61-го. И хотя РФ явно доминирует по размеру своих рынков — 7 против 52, но ведь именно в получении доступа к ним и заключается главная идея вхождения Казахстана в ТС и ЕЭП.

Мы, в свою очередь, намного опережаем северного соседа по качеству институциональной среды (97 против 57), эффективности рынка труда (45 против 15) и рынка товаров (99 против 54), а также, в меньшей степени, по развитию финансового рынка (110 против 98).

Другой вопрос, что эти показатели прежде всего характеризуют внутреннюю экономику. Если же говорить о конкуренции на внешних рынках, то ключевую роль здесь играет внедрение новых технологий, а также инновационность товаров и услуг, предлагаемых Казахстаном. А эти показатели во многом зависят от качества человеческого потенциала, образования и науки. В данных сферах Казахстан все еще проигрывает России. При этом разрыв минимален в таких областях, как потенциал внедрения инноваций (66 против 69), затраты компаний на НИОКР (62 против 68) и доступность ученых и инженеров (81 против 74). Гораздо больше мы отстаем по профессиональному образованию (19 против 62), качеству научно-исследовательских институтов (56 против 99), уровню взаимодействия НИИ и промышленности (67 против 88), а также количеству патентов на 1 млн населения (41 против 70). Да и интенсивность внутренней конкуренции на российском рынке намного выше, чем в Казахстане (74 против 111). В этой связи неудивительно, что текущие показатели нашей страны в ТС пока довольно далеки от желаемых.

  

Сергей Гахов

 



Список статей
Нефть, газ и политика  Сергей Гахов 
Утилизируй это!  Сергей Смирнов 
Повод для торга  Редакционный обзор 
Дефицит заказывали?  Сергей Смирнов 
RENAULT R/EVOLUTION  Volvo Group Kazakhstan 
Лидеры дают карт-бланш  Редакционный обзор 
Пойдем на понижение?  Сергей Зелепухин 
Как удержать клиентов?  Visotsky Consulting Inc. 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  Mintech     MiningWeek   Oil_Gas_ITE   Mediasystem