USD/KZT 311.58 
EUR/KZT 339.09 
 KAZAKHSTAN  №2, 2016 год
 АКЦЕНТ НОМЕРА. Инвестиционная диверсификация
АРХИВ
Инвестиционная диверсификация

Приток прямых иностранных инвестиций в 2015 году снизился до $14,8 млрд, что стало самым слабым результатом, начиная с 2007 года. При этом на фоне катастрофического 60% падения интереса инвесторов в сырьевых секторах, сфера переработки оказалась более стойкой к внешним шокам. А это значит, что курс на индустриализацию экономики Казахстана в целом себя оправдывает.
           
Начавшаяся в 2008 году череда урожайных лет, когда Казахстан ежегодно собирал не менее $20 млрд валовых прямых иностранных инвестиций, похоже, подошла к своему концу. Согласно статистике Национального банка, прошлогодний показатель в $14,8 млрд на 37,5% меньше результата 2014-го ($23,7 млрд) и почти в 2 раза ниже рекордного 2012-го ($28,8 млрд). Конечно. в первую очередь повлияла мировая конъюнктура цен на углеводороды и металлы, замедление экономик Китая и России, а также геополитические шоки региона. ТНК начали сворачивать свои инвестиционные программы, и всего за год объем капиталовложений в добычу нефти и газа в нашей стране упал на 62% (с $7,3 млрд до $2,8 млрд), в горнодобывающую промышленность – на 58% (с $8,3 млрд до $3,5 млрд), а в торговлю – на 47% с ($2,8 млрд до $1,5 млрд).

В таких условиях 30%-ное сокращение ПИИ в сфере обрабатывающей промышленности (с $3,7 млрд – до $2,6 млрд) скорее радует, чем огорчает. Тем более если учесть, что наибольший негативный вклад здесь внесла металлургия, также «завязанная» на сырьевые цены (–41% – до $1 754,6 млрд). Зато на 81% до $118,4 млн увеличились вложения в производство продуктов нефтепереработки, в 7 раз до $64,1 млн – выпуск транспортных средств и почти на 30% – до $218,1 млн – в пищевую промышленность.

Как результат, доля обработки в общем объеме ПИИ в Казахстане по итогам прошлого года не только не просела, но и выросла – с 15,4% до 17,3%, а в целом за шесть лет реализации программы индустриализации в производство конечных товаров иностранными инвесторами уже вложено $20,1 млрд. Эти деньги пошли на строительство новых предприятий Карты индустриализации, которые только в прошлом году выпустили продукцию на 1,4 трлн тенге, или 15,3% от всего объема производства обрабатывающей промышленности. В общей сложности на данный момент в несырьевом секторе у нас уже работает 29 транснациональных корпораций, в активе которых 46 реализованных проектов на $2,5 млрд.

Свой вклад в сохранение интереса инвесторов к обрабатывающей индустрии внес новый пакет стимулов и преференций, который правительство Казахстана решило ввести для проектов в приоритетных отраслях. По данным Министерства по инвестициям и развитию, в общей сложности в прошлом году было заключено 30 инвестиционных контрактов с общим объемом инвестиций около 100 млрд тенге, что в 1,5 раза превышает показатели 2014 года.
Тем не менее анализ структуры ПИИ, накопленных за одиннадцать лет (а это ни много ни мало $222 388,6 млн), показывает, что до кардинального ее изменения еще далеко. Так, 59,1%, или $131 543 млн, по-прежнему приходится на сырьевые секторы экономики, в том числе 32,7% ($72 725,3 млн) – на проведение геологической разведки и изысканий и 26,4% ($58 817,7 млн) – на добычу полезных ископаемых. Доля обрабатывающих отраслей поднялась до 11,8%, или $26 202,8 млн, из которых $20 469,4 млн освоено металлургией. Вложения ТНК в торговлю не превышают 8,6% ($19 251,5 млн), финансовую деятельность – 5,3% ($11 822,8 млн), строительство – 3,5% ($7 735,2 млн), сектор информации и связи – 1,9% ($4 176,8 млн), транспорт и складирование – 1,7% ($3 742,2 млн). Все так же незначительным выглядит объем зарубежных инвестиций в сельском хозяйстве – $2 059,2, или 0,9%.
 
Кто на новенького?
Довольно стабильным остается и состав стран, лидирующих по объемам валового притока ПИИ в нашу республику. Из 112 государств, инвестирующих в Казахстан, наибольший вклад в 2015 году внесли Нидерланды – 38,8% ($5,7 млрд по итогам 2015 года), США – 18,7% ($2,8 млрд), Швейцария – 12,6% ($1,9 млрд), Франция – 6,4% (почти $1 млрд) и Бельгия – 4,6% ($0,7 млрд). За первой пятеркой идут Россия и Китай – 3,8% ($0,6 млрд) и 2,9% ($0,4 млрд) соответственно.

Причина неизменного лидерства Нидерландов вполне объяснима. По оценкам экспертов ЕАБР это государство традиционно является «перевалочной базой» ТНК третьих стран  для вложения прямых инвестиций в СНГ. Вместе с тем нидерландский бизнес осуществляет капиталовложения и самостоятельно. Правда, иногда речь идет о СП, причем уже не только в традиционном тандеме голландского и английского бизнеса (в случае Royal Dutch Shell или Unilever). В частности, появились примеры союза с китайским бизнесом (Sino-Science Netherlands Energy Group). В целом «настоящие» нидерландские  ПИИ,  накопленные в отслеживаемых ЕАБР странах СНГ, на конец 2014 года превысили $16,7 млрд. В основном высокие показатели обеспечили капиталовложения в топливный комплекс, но есть и весьма значительные проекты в химическом комплексе и АПК (прежде всего благодаря нидерландскому пивоваренному гиганту Heineken).

Реальным же инвестором № 1 в Евразийском экономическом союзе аналитики ЕАБР называют Китай. По крайней мере в последние годы китайские инвесторы демонстрируют наиболее сильную динамику вложения ПИИ в страны ЕАЭС. Так, с 2008-го по 2014 год объем накопленных ПИИ Китая в регионе увеличился более чем в два раза (с $11 млрд до $27,1 млрд). Причем $23,6 млрд из этой суммы пришлось на Казахстан, а это почти в 7 раз больше, чем было вложено в экономику России. В частности, $17,1 млрд КНР инвестировала в добычу наших УВС, еще $6,2 млрд направлено в транспортный комплекс Казахстана.

И похоже, что эта тенденция будет только усиливаться, причем с большим фокусом на несырьевые отрасли. На сегодняшний день самый крупный пакет потенциальных инвестиционных инициатив сформирован в рамках Казахстанско-Китайской индустриальной программы. Речь идет о договоренностях по разработке 52 проектов на общую сумму $24 млрд, которые были достигнуты во время визита министра по инвестициям и развитию Асета Исекешева в Пекин в январе текущего года. Наиболее интересными направлениями для китайских компаний оказались агропромышленный комплекс, химическая промышленность, машиностроение и др.

Еще одним интересным партнером для Казахстана может оказаться Иран, который в связи с отменой санкций не только готов вкладывать в нашу экономику, но и предоставить рынок сбыта для многих казахстанских предприятий. Так, по итогам визита Нурсултана Назарбаева в Тегеран наши страны заключили 50 соглашений на сумму около $1 млрд, в том числе о строительстве завода по производству кальцинированной соды в Кызылординской области стоимостью $200 млн. Иранские партнеры готовы вкладывать в химию и нефтехимию, а также экспортировать сельскохозяйственную и машиностроительную продукцию. В частности, компания Alageum Electric заключила соглашение с иранской Niroo Nransfo Co. на поставку в Иран трансформаторов и трансформаторного масла.
 
В зоне особого внимания
Впрочем, как китайские, так и иранские проекты – пока только предварительные договоренности. А с учитом глобальной геоэкономической ситуации они и вовсе могут остаться только на бумаге. К примеру, в феврале этого года председатель правления агентства KAZNEX INVEST Борисбий Жангуразов завил о приостановке проекта строительства металлургического завода с участием китайских инвесторов в ЮКО стоимостью $900 млн. Причина – неблагоприятная конъюнктура на мировом рынке металлов. «Мы надеемся, что через какое-то время объективные обстоятельства будут более благоприятными и этот проект встанет на рельсы».

Факты же таковы, что, несмотря на все усилия по созданию тепличных условий для инвесторов, привлекательность Казахстана для них серьезно упала. Неудивительно, что, подводя предварительные итоги, в ноябре прошлого года Президент подверг критике работу правительства в этой сфере. «Я участвовал в личных встречах с крупнейшими бизнесменами мира. Они все проявили заинтересованность, назвали конкретные объекты, по которым будут работать. Вот таких возможностей в нынешних реалиях ни у кого нет. В мире денег много, надо уметь их взять и привлечь, заинтересовать. Все мастерство правительства, квалификация компетентных наших кадров должны заключаться в этом. По каждому из них необходимо работать».

Правоту Елбасы подтверждают и выкладки экспертов Конференции ОНН по торговле и развитию (UNCTAD). Согласно их последнему докладу, по итогам прошлого года общий объем прямых иностранных инвестиций по всему миру «неожиданно» вырос на 36% и составил $1,7 трлн, что стало максимумом после глобального экономического и финансового кризиса 2008–2009 гг. При этом США вернули себе традиционное первое место по объему полученных иностранных инвестиций, потеснив Китай и Гонконг. В клуб наиболее привлекательных для инвесторов стран в 2015 году также вошли Нидерланды, Великобритания, Сингапур, Индия, Бразилия, Канада и Франция. Основным фактором роста ПИИ стал приток денежных средств в промышленно развитые страны, увеличившийся почти вдвое. Тогда как динамика привлечения ПИИ в развивающиеся государства упала до +5%. В числе аутсайдеров оказались страны с переходной экономикой, причем наибольшее сокращение здесь отмечено в России и у нас – на 92% и 66%.

В такой ситуации Президент Казахстана использовал уже проверенную во времена кризиса 2008 года практику. В течение прошлого года он совершил ряд официальных визитов в Италию, Францию, Великобританию, США и Китай, результатом которых стало свыше 130 соглашений с инвесторами на сумму свыше $46 млрд.

Понятно, что главное теперь – добиться реализации этих договоров, а потому в ходе совещания с Кабмином глава государства вновь поднял вопрос о качестве сопровождения проектов. «У меня появляются мысли: у нас кто-нибудь – один человек – координирует вот эти инвестиции? Чтобы инвестор пришел, обратился конкретно к кому-то в правительстве, не бегал по кабинетам, и этот человек ознакомил, открывал двери кому надо». Серьезной критике подверглась и работа казахстанских дипломатов за рубежом: «Министерство иностранных дел должно этим заниматься. Чем еще заниматься? Мы не такая держава, чтобы определять мировую политику. Куда ни поедешь, послы наши не знаю чем занимаются. Свое дело не знают, экономику тем более не знают. Еще поговорим об этом на коллегии: раздувание посольств везде – надо не надо. Нам надо иметь представителей там, где есть интересы Казахстана».

Результатом работы над ошибками уже в этом году стало усиление трехуровней системы поддержки инвесторов, которая была создана в рамках программы индустриализации.

Так, в десяти приоритетных для нас странах (США, Великобритания, Италия, Южная Корея, Иран, Япония, Германия, Франции, КНР и Индия) функции по продвижению инвестиционных возможностей Казахстана, возложенные на посольства республики, с 2016 года будут курировать специальные советники. Кроме того, под эгидой МИДа создан дипломатический бизнес-клуб для проведения встреч представителей посольств и компаний из иностранных государств с главами наших регионов.
На центральном уровне в здании Мининвестиций начал функционировать Investors Services Centre для предоставления консультаций и приема заявлений на сопровождение в получении государственных услуг и выдачи их результатов инвесторам, реализующим приоритетный проект. Кроме того, в мае текущего года работа этого министерства в сфере инвестиций была усилена позицией отдельного заместителя министра, на должность которого назначен бывший глава Коминвеста Ерлан Хаиров.

На местном уровне к взаимодействию и сопровождению инвесторов подключились областные Палаты предпринимателей, а также региональные советы инвесторов, созданные по подобию Совета при Президенте РК. Кроме того, в системе АО «Государственная корпорация Правительство для граждан» созданы 19 секторов для обслуживания инвесторов по принципу «одного окна». Последним нововведением стал рейтинг акиматов областей по качеству их работы с иностранными компаниями, который теперь составляется на ежемесячной основе.

Решение проблем системного характера осуществляется в рамках детального плана по улучшению инвестиционного климата согласно 12 рекомендациям, выработанным экспертами ОЭСР. Среди них вопросы доступа иностранных физлиц к земле, защиты интеллектуальной собственности, улучшения таможенного и налогового законодательств, доступа к арбитражу и трансфертного ценообразования. Как рассчитывают в правительстве, эта работа будет полностью завершена уже в 2017 году.
 
Примером и делом
Новым и вполне логичным источником появления новых проектов является стимулирование к вложению в них прибыли, полученной уже действующими в нашей стране инвесторами. А это ни много ни мало 168 компаний только в обрабатывающей промышленности. Как показывает международная статистика, на долю таких реинвестиций в мире приходится до 65% всех ПИИ.

По данным KAZNEX INVEST, сегодня около трети всех работающих в Казахстане инвесторов находятся в процессе расширения своей производственной деятельности или планируют реинвестировать в освоение новых производств. В частности, только в прошлом году компания Lotte Group вложила средства в кондитерскую фабрику в Шымкенте, а LG Electronics наладила производство центральных кондиционеров на базе Алматинского вентиляторного завода. Турецкие BTM Group и Galaksi Group в Алматинской области запустили предприятия по выпуску кровельных гидроизоляционных мембран, пластиковых подоконников и штапиков под брендом Rossi, а Coca Cola – завод безалкогольных напитков в Астане. В свою очередь, французская Danone расширила производственную линейку своего алматинского предприятия двумя новыми видами кисломолочной продукции. В общей сложности эти 6 компаний реинвестировали $113 млн, создав 525 новых рабочих мест. Как рассчитывают в Коминвесте, в текущем году данный список пополнят еще не менее 11 проектов на сумму $137 млн.

Остается добавить, что фокус на действующих инвесторов позволит чиновникам убить сразу двух зайцев. Во-первых, работать с ними намного сложнее, чем делать красивые презентации для новичков. Эти компании уже имеют реальный опыт работы в нашей стране и точно знают, чего требовать от государства, чтобы новые проекты не пробуксовывали на всех этапах реализации. А это значит, что в диалоге с ними и у правительства будет более ясная картина необходимых «климатических» улучшений. С другой стороны, такие «старички» могут стать самыми эффективными промоутерами инвестиционного имиджа Казахстана. Ведь оценить рай по-настоящему способен только тот, кто в нем побывал.

Сергей Гахов


Список статей
МФЦА. Астана слезам не верит!  Кайрат Келимбетов 
КАЗАХСТАН-ПОЛЬША. У нас схожие приоритеты  Радослав Домагальский-Лабендзкий 
ФОРУМ. В кольце новых вызовов  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  Mintech     MiningWeek   Oil_Gas_ITE   Mediasystem