USD/KZT 367.06 
EUR/KZT 416.17 
 KAZAKHSTAN  №3, 2016 год
 ПАЛАТА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ. Нужно перестроить мышление!
АРХИВ

Нужно перестроить мышление!

Карагандинский бизнес за информационный обмен с инвесторами

Палата предпринимателей Карагандинской области активно продвигает отечественную продукцию на зарубежные рынки и привлекает иностранных инвесторов для реализации региональных проектов. О том, с какими трудностями сталкиваются наши бизнесмены в ходе переговоров с зарубежными партнерами, мы попросили рассказать директора Палаты Мадениета Божбанова.

Мадениет Танатович, как бы вы оценили деловой климат в регионе?

Карагандинская область исторически является индустриальным центром Казахстана. Промышленность создает порядка 44% валового регионального продукта, в том числе 28,8% приходится на обрабатывающий сектор. По объему выпуска продукции перерабатывающей промышленности область стоит на первом месте.

В экономике области большую долю занимают системообразующие предприятия – «АрселорМиттал Темиртау» и корпорация «Казахмыс». При этом за последние 5 лет, благодаря запуску проектов по Карте индустриализации, удалось достичь уровня диверсификации в 6,6%. Таким образом, зависимость от системообразующих предприятий постепенно снижается. Всего по Карте индустриализации в Карагандинской области было открыто 68 производств.

В то же время в структуре ВРП стабильно растет доля МСБ. В прошлом году этот показатель достиг 12,5%, увеличившись на полтора процентных пункта. Стоит отметить, что и доля поступлений в бюджет за счет субъектов малого и среднего бизнеса также выросла и превысила 45%. Число активных предприятий МСБ достигло почти 86 тысяч, а занятость в секторе – 240 тыс. человек. Основная масса предприятий задействована в обрабатывающей промышленности, строительстве и торговле.

Вместе с тем нельзя сказать, что в регионе высокая предпринимательская активность. У нас достаточно много промышленных предприятий, и карагандинскому жителю легче пойти на работу, чем открыть собственный бизнес. К примеру, при численности населения области в 1,3 млн человек 720 тыс. – это наемные работники. У нас в структуре бюджета третью часть занимают социальные отчисления, еще столько же – экологические выплаты крупных предприятий. Это основные «киты», на которых держится бюджет региона. Налоги же от предпринимательской деятельности очень малы.

Каких результатов добилась палата за последний год?

Мы серьезно занимаемся изучением и устранением системных проблем бизнеса. Основными из них остаются административные барьеры, государственные закупки и доступность финансовых средств. В 2015 году палата устранила 26 системных административных барьеров, еще 54 было предотвращено в результате экспертизы различных документов.

Одним из главных вопросов является лжепредпринимательство. Дело в том, что с прошлого года департамент госдоходов взимает дополнительные налоги с бизнеса, который когда-либо сотрудничал с лжепредпринимателями. В результате пострадало огромное количество добросовестных контрагентов. Департамент создал проблему не только бизнесу, но и судебной системе. Недавно состоялся совместный семинар судей и экспертов палаты, где была разработана юридическая тактика в рассмотрении подобных дел.

Палата внесла и ряд предложений по изменению модели государственно-частного партнерства. В сфере ГЧП мы наблюдаем отсутствие интереса со стороны предпринимателей. Основная причина невнимания – недостаточность государственных гарантий. Частный бизнес не строит больницы, школы, дороги и мосты, потому что эти проекты требуют долгих инвестиций. И проблема эта не решится, пока мы не наладим модель финансовых отношений по схеме: бюджетный администратор – банки – бизнесмен. Для инвесторов должна быть предусмотрена компенсация от государства в случае повышения курса доллара. Опять же нужны «длинные» деньги, потому что эти проекты рассчитаны на срок более пяти лет. Поэтому мы считаем, что здесь нужна четкая модель, бюджетное гарантирование, компенсация в случае валютных рисков. Сейчас проекты ГЧП в основном связаны с докомплектацией детских садов и больниц, так как в этих учреждениях есть конкретные тарифы. А какие-то большие проекты мы пока не можем реализовывать. 

Огромный фронт работ намечен в сфере регулирования естественных монополий. Сегодня их деятельность абсолютно непрозрачна. В течение года к нам поступало много жалоб от предпринимателей, которым необоснованно поднимали тарифы. Кроме того, никем не мониторятся закупки монополистов. В мае прошлого года в закон «Об естественных монополиях» внесены изменения и дополнения, согласно которым коммунальщики должны размещать на своем интернет-ресурсе информацию о наличии свободных и доступных мощностей, емкостей, мест и пропускных способностей сетей, а также схемы инженерных коммуникаций. Однако у некоторых коммунальных предприятий сейчас нет даже своего сайта. В этой связи совместно с антимонопольным органом мы будем проводить комплексные проверки.

Много вопросов возникает и в сфере государственных закупок. С одной стороны, в 2015 году их общий объем по области составил 397 млрд тенге, при этом доля местного содержания превысила 77%. С другой, в этой сфере есть такие проблемы, как сложности исполнения обязательств в связи с девальвацией и «подгонка» условий закупа под конкретного поставщика. С начала этого года было выявлено три таких факта, но, благодаря быстрой реакции финконтроля и самих администраторов закупок, их удалось устранить.

Какая финансовая и нефинансовая поддержка оказывается предпринимателям при поддержке палаты?

Одним из инструментов поддержки реального производства является создание индустриальных зон. По нашему мнению, в Карагандинской области подобные зоны нужно создавать на базе имеющихся, но простаивающих предприятий, чтобы оптимизировать затраты. Здесь нужно применять подход ГЧП, то есть направлять государственные деньги на модернизацию и реанимацию имеющихся площадок. К примеру, ряд производственных объектов можно восстановить в Жезказгане, Темиртау и Караганде.

По результатам исследования НПП «Атамекен», в нашей области определены 11 кластеров, которые можно успешно развивать. Потенциал бизнеса огромен – в карту регионального развития от региона подано почти 715 проектов. Скоро эти данные появятся в открытом доступе, и предприниматели получат наиболее полную информацию об инвестиционных возможностях области. Мы ожидаем, что карта регионального развития станет действенной поддержкой для МСБ.

При нашей палате действуют восемь отраслевых комитетов: агропромышленного комплекса, строительства и стройиндустрии, машиностроения, легкой промышленности, МСБ, энергетики и ЖКХ, фармацевтики. На их заседаниях обсуждаются актуальные проблемы развития этих отраслей, а также аспекты взаимодействия бизнеса и власти. Например, еще два года назад предприниматели платили 100-процентную предоплату за электроэнергию. Подобная финансовая нагрузка негативно влияла на развитие бизнеса. Благодаря эффективному и четкому взаимодействию Комитета энергетики и ЖКХ и Антимонопольной инспекции региона, проблема была решена. В сфере строительства мы ввели такое понятие, как «ресурсное ценообразование», и теперь в зависимости от региона формируется стоимость квадратного метра различных построек. Ранее действующий метод не вполне реально отражал ситуацию на строительном рынке, и предпринимателям приходилось постоянно корректировать стоимость материалов в проектах. Сейчас такой проблемы нет.

Хочу остановиться еще на одном вопросе. После того как нормы ВТО вступят в действие, государство не сможет оказывать поддержку местному товаропроизводителю. То есть к 2021 году мы должны полностью отойти от сертификатов СТ-KZ – в 2017 году он будет отменен для предприятий, находящихся в свободных экономических зонах и зонах свободных складов, а в 2021 – для недропользователей. Для остальных категорий производителей он уже перестал действовать. Сейчас палата предлагает взамен ввести индустриальные сертификаты, которые будут подтверждать статус отечественного производителя, способного создавать определенный объем товара с учетом его производственных мощностей. В Турции, например, такая практика давно существует.

Расскажите об интернет-платформе Silk Road City. Каких результатов вы ждете от ее работы?

Задача этой казахстанско-китайской диалоговой площадки – поиск инвесторов для отечественных проектов и вывод нашей продукции на рынок Китая. Сейчас на платформе Silk Road City размещено 53 инвестпроекта, которые распределены по категориям и регионам. Причем они предлагаются с обеих сторон. К примеру, китайцам любопытен наш проект по производству льняного масла, карагандинцы интересуются альтернативной энергетикой. Здесь уже есть конкретные предложения о сотрудничестве. Подобный формат работы мы собираемся запустить в турецком, корейском и европейском направлениях. Таким образом, наладим информационный обмен с основными странами-импортерами.

Благодаря интернет-платформам у наших предпринимателей появится опыт общения с инвесторами, возможность понять специфику взаимодействия с ними. Например, китайцы иначе относятся к возмещению затрат по инвестпректам. В обосновании расходов мы обычно расписываем, какая сумма пойдет на аренду земли, подключение коммуникаций, заработную плату рабочим, выплаты по кредитам, и сразу выставляем счета. Китайские инвесторы этого не понимают, считая, что сначала надо выпустить первую продукцию, а уже потом платить заработную плату, налоги, кредиты. В основном из-за этого предприниматели не могут договориться. В итоге иностранцы предлагают такой вариант партнерства, при котором они сами строят предприятие, налаживают производство, а казахстанская сторона помогает с налаживанием деловых отношений. Большинство заявок, поступающих из КНР, предусматривают именно такой механизм реализации проектов. Поэтому компетенцию нашего предпринимателя надо повышать. И большим подспорьем здесь является проведение различных переговоров, в результате которых они начинают понимать принципы сотрудничества и перестраивают мышление.

Вообще, ни один иностранный инвестор не вложит ни копейки в сомнительное предприятие. Поэтому отечественные компании надо раскрывать, делать публичными, прозрачными. Надо показать, что в них есть четкие корпоративные правила, решения принимаются прозрачно, а дивиденды выплачиваются своевременно и честно. Да, если компания выходит на KASE, то она обязана выполнять эти требования. А если в документах даже налоги не показывают в открытую – какое может быть доверие со стороны инвестора? Предприятия, которые экспортируют свою продукцию, просто обязаны быть публичными. И сейчас это одно из направлений, в котором работает наша палата. Когда компании станут прозрачными, тогда появится и много международных инструментов привлечения инвестиций. Таких, как, например, долевое участие или привлечение внешних займов.

Насколько мы знаем, ваша палата активно вовлекает в процесс индустриализации местные вузы. Как будет происходить взаимодействие науки и бизнеса?

В советское время вся промышленность Карагандинского региона строилась на корпоративном управлении. После тотальной приватизации и перехода к свободной рыночной экономике мы все это потеряли. Поэтому сегодня РПП пытается быть для малого и среднего бизнеса отделом сбыта, а для крупных компаний – отделом закупок. Если честно, при этом мы отошли от своей стратегической задачи: определять диверсификационный курс развития экономики. Сейчас мы включаем в Карту индустриализации проекты, потом расписываем их проблемы, ищем решения и превращаемся в какие-то структурные подразделения предприятий.

Я считаю, что нужно возродить систему плановой экономики. В тот момент, когда эту схему управления разрушили, мы не были готовы к рыночным отношениям, конкуренция не была развита. А сейчас, когда курс доллара вырос, когда границы ВТО открылись, Евразийский союз заработал, предприниматели стали понимать, что такое конкурентоспособность. Теперь мы снижаем маржинальность, поднимаем качество, вводим условные скидки, начинаем работать с потребителем. То есть навыки выживания в конкурентной борьбе у нас появляются только сейчас, но когда мы только объявили о рыночной экономике, таких компетенций не было. К примеру, если Ближний Восток испытывает большую потребность в нашем зерне, понятно, что надо увеличить экспортные поставки в этом направлении. Но даже если формально такая задача и стоит, то мы ничего для этого не делаем. Нужна четкая государственная стратегия, которая позволит производителям зерна уменьшить транспортные расходы, получить дешевые кредиты, то есть такая экспансия должна реализовываться по конкретному плану.

В этой связи мы хотим возродить такую структуру, как планово-экономические отделы. Для решения этого вопроса мы привлекли Карагандинский экономический университет Казпотребсоюза (КЭУ), который должен стать бизнес-консультантом на региональном уровне. Мы считаем, что те предприятия, которые хотят планировать свою деятельность на 5–10 лет, сегодня должны сотрудничать с консалтингом. И такие услуги может оказать КЭУ, который на сегодняшний день имеет все ресурсы: – людские, финансовые и научно-информационные.

Мы ясно осознаем, что в реализации намеченных планов не обойтись без интеллектуального потенциала. В прошлом году Назарбаев Университет приступил к оказанию консалтинговых услуг АО «Темиртауский электрометаллургический комбинат». То же КЭУ уже консультирует малый и средний бизнес, а при Карагандинском государственном техническом университете (КарГТУ) мы хотим создать Центр кластерного развития в строительстве и стройиндустрии.

Какие сферы экономики региона вы считаете наиболее привлекательными для инвесторов?

Основные промышленные производства Карагандинской области энергоемкие. Поэтому, на мой взгляд, большой потенциал для инвесторов имеют такие сферы, как выработка и транспортировка электроэнергии, производство оборудования и комплектующих для энергетики. В этом секторе нет больших финансовых рисков, потому что основной потребитель – индустриальные предприятия. В сельском хозяйстве будет интересно животноводческое направление, а также выращивание зерна, поскольку пшеницу, выращиваемую в нашем регионе, отличает высокое содержание клейковины.

Производство масленичной продукции тоже актуально. Сегодня весь мир отказывается от пальмового масла, и взамен мы можем предложить другие натуральные продукты. У нас очень хорошая транспортная логистика: регион является мостом между Европой и Китаем, транспортная инфраструктура позволяет отправлять грузы по всей Центральной Азии.

Остается простор и для инвестиционных проектов в сфере недропользования. У нас в Караганде около 50 складов техногенных образований, при этом у европейских технопарков есть очень много технологий, с помощью которых эти отходы можно вовлечь в переработку, и сейчас мы ведем с ними соответствующие переговоры.

В целом большая работа по привлечению инвесторов не прекращается, а это значит, что экономический потенциал нашего региона будет расти.

Мадениет Божбанов

В 2000 г. окончил Карагандинский государственный университет им. Е.А. Букетова. В 2015 г. – Карагандинский государственный технический университет по специальности «бакалавр экономики».

Трудовую деятельность начал в 1992 г. разнорабочим крестьянского хозяйства «Мерей». В 1992–2001 гг. – юрист Центрально-Казахстанской ассоциации предпринимателей. В 2002–2005 гг. – главный менеджер, начальник юридического отдела Департамента Агентства РК по регулированию естественных монополий и защите конкуренции по Карагандинской области. В 2005–2006 гг. – начальник Управления по тарифам Карагандинского области. В 2007–2008 гг. – и.о. директора, директор Департамента предпринимательства и промышленности Карагандинской области. В 2008–2011 гг. – директор ТОО «Грин Технолоджи». В 2010–2012 гг. – советник президента, заместитель директора Департамента энергосбережения и энергоэффективности АО «Казахэнергоэкспертиза». С августа 2012 г. – заместитель председателя правления АО «НК «СПК «Сарыарка».

С апреля 2014 г. – директор Региональной палаты предпринимателей Карагандинской области.



Список статей
АЭФ 2016. Дилемма диверсификации  Редакционный обзор 
СИИ. Финансовые ворота Евразии  Редакционный обзор 
БЛИЦ-ОПРОС. Стандарты CRIRSCO снижают риски  Базарбай Нурабаев, Галым Нуржанов, Гарри Паркер 
ФОРУМ. На связи с инвесторами  Редакционный обзор 
БЛИЦ-ОПРОС. Евразийский союз: потенциал полностью не раскрыт  Александр Яковлев, Анатолий Ничкасов, Ара Саакян 
ПРОГНОЗ. Металлургия на изломе  Турар Жолмагамбетов 
ЗОЛОТО. Крепкий орешек  Сергей Смирнов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem