USD/KZT 310.57  -0.63
EUR/KZT 348.58  +0.81
 KAZAKHSTAN  №4, 2016 год
 ИНВЕСТОРЫ И ГМК. Динамика привлекательности
АРХИВ

Динамика привлекательности

Горнорудный и нефтегазовый секторы являются основными донорами экономики Казахстана, формируя львиную долю валютных поступлений. В этой связи, как считает ведущий геолог ТОО «Геоинцентр» Амир Гинатулин, необходим постоянный государственный контроль и анализ состояния геологической отрасли для оценки инвестиционной привлекательности конкретных полезных ископаемых.

С первых лет независимости Республика Казахстан привлекает к себе постоянное внимание международных инвесторов. Этому способствует совокупность таких ключевых факторов, как богатые недра, благоприятный инвестиционный климат, выгодное географическое положение, стабильный политический курс руководства страны и его нацеленность на деловое сотрудничество с мировым бизнес-сообществом.

Рост вложений во все ведущие секторы экономики, в особенности в нефтегазовый и горнодобывающий, а также формирование наиболее благоприятного режима для инвесторов – такова главная цель закона «По вопросам совершенствования инвестиционного климата», подписанного главой государства Нурсултаном Назарбаевым в 2014 году. Для ее достижения необходим многоаспектный анализ текущего состояния и перспектив использования минерально-сырьевых ресурсов, важным элементом которого является оценка привлекательности конкретных полезных ископаемых с точки зрения инвестирования в их добычу.

Такая оценка невозможна без учета определенного комплекса факторов – как тех, что благоприятствуют поискам и освоению месторождений, так и относящихся к факторам риска. К числу первых принадлежат, например, выгодное экономико-географическое положение объекта (месторождения), экономическая значимость установленных или ожидаемых запасов полезных ископаемых, наличие трудовых ресурсов и развитой инфраструктуры (дороги, обогатительная фабрика, расстояние до потребителей, обеспеченность водой и стройматериалами) и т. д. В свою очередь, к факторам риска могут относиться высокая сейсмическая активность, политическая нестабильность, наличие вечной мерзлоты, высокая преступность, ущерб экологии при освоении объекта, нерешенность технологических проблем при переработке минерального сырья, радиационная опасность и т. п. Очевидно: при оценке привлекательности конкретного минерального сырья в масштабе всей страны важную роль играет степень проявленности каждого из этих факторов и алгоритм интегральной оценки привлекательности по их совокупности. При этом трудно предполагать, что существует некий универсальный, пригодный для любых условий и разных полезных ископаемых алгоритм. Скорее всего, речь должна идти об экспертной оценке привлекательности, которая опирается на личный опыт одного или, чаще, нескольких специалистов высокого класса.

Задачу количественной оценки привлекательности минерального сырья предлагается решать исходя из аксиомы: чем большая часть известных в стране запасов конкретного полезного ископаемого (ПИ) уже передана по контрактам недропользователям для разведки и (или) добычи, тем привлекательнее оно для инвестирования. Численным выражением привлекательности в данном контексте является доля запасов этого ПИ, находящихся в так называемом Распределенном фонде (РФ).

Значения этого параметра могут варьировать от 0 (запасы ПИ недропользователями не востребованы) до 100% (все запасы ПИ уже переданы для недропользования конкретным компаниям). Таким образом, он объективно отражает фактическую привлекательность конкретного ПИ на данный момент (год). Параметр достаточно гибко реагирует на изменения различных факторов (например, конъюнктуры, рисков, геополитической ситуации и т. п.). Это позволяет отслеживать динамику изменения привлекательности тех или иных полезных ископаемых во времени и прогнозировать возможные перспективы ее изменения. В результате могут быть выделены 3 группы полезных ископаемых: 1) со стабильным уровнем привлекательности; 2) с растущим уровнем привлекательности; 3) с колебаниями уровня привлекательности.

Такой анализ, в свою очередь, позволяет видеть, какие ПИ в настоящее время наиболее востребованы, а какие пользуются малым спросом или вообще не востребованы (в связи с чем государству, возможно, необходимо применить специальные меры, поощряющие поиск и разработку таких месторождений).

По состоянию на начало 2015 года самыми востребованными были месторождения углеводородного сырья, цветных (медь, свинец, цинк, никель) и черных (марганец, хром, титан) металлов, благородных металлов (золото, серебро), а также урана, молибдена, олова, ванадия, калийных солей, кадмия, барита, рения, асбеста, бора и фосфоритов. Как видно из таблицы 2, более 75% разведанных запасов этих ПИ находились в РФ.

В свою очередь высокой привлекательностью характеризовались и месторождения алюминия, кобальта и доломита для металлургии (от >50 до 75% запасов были распределены). Месторождения каменного и бурого углей, железа, циркония, вольфрама и флюорита представляли для инвесторов умеренный интерес (не более 50%), а минимальный уровень привлекательности для вложений был у месторождений тантала, ниобия, магнезита, цеолитов (<25% – в РФ).

Если говорить о динамике изменения привлекательности отдельных видов минерального сырья, то, как видно из таблицы 1, в период с 2008-го по 2014 год самая высокая (среди исследованных 18 важнейших ПИ) изменчивость привлекательности была у цинка. Значение РФ по нему варьировалось от 55,6% в 2008-м до 93,7% – в 2012 году. Иначе говоря, если восемь лет назад для разведки и (или) добычи конкретным недропользователям было передано лишь немногим более половины известных балансовых запасов цинка, то в 2012 году почти 94% запасов имели «своих владельцев».  

Самая высокая привлекательность (РФ около 100%) и в то же время самая малая ее изменчивость в этот период была присуща конденсату, то есть на добычу почти всех разведанных в Казахстане балансовых запасов конденсата были заключены контракты с недропользователями.

В целом, анализ динамики изменения доли Распределенного фонда за последние 7 лет показал, что:

 

  • стабильный уровень наблюдался у конденсата (значение РФ от 99 до 100%), никеля (80–97%), титана (77–79%), урана (73–77,6%), каменного угля (33–45,6%), калийных солей (87–97%) и олова (около 89%);
  • динамичный рост РФ установлен у свинца (от 47 до 87%), цинка (от 55,6 до 97%) и барита (от 42 до 79%);
  • у остальных полезных ископаемых значение РФ колебалось незакономерно;
  • количество ПИ с самым высоким уровнем привлекательности увеличилось с 19 в 2011 году до 24 в 2014 году.  

 

Очевидно, что наиболее привлекательными для инвесторов являются те полезные ископаемые, которые не только находятся в распределенном фонде, но уже вовлечены в той или иной мере в промышленную разработку.

Как видно из таблицы 3, в 2014 году наиболее высокий уровень этого показателя был характерен для месторождений хризотил-асбеста и хрома. Доля запасов, вовлеченная в разработку, по ним превысила 80%. В свою очередь, высокий уровень промышленного освоения имел место по месторождениям урана, конденсата, титана и свободного газа (>50-75%). Диапазон вовлеченности по месторождениям нефти, золота, каменного угля, растворенного газа, меди, серебра, марганца, цинка, железа, фосфоритов, алюминия, кадмия и барита составлял от 25% до 50% запасов. Наименьший уровень промышленного освоения (<25%) в 2014 году был зафиксирован по бурому углю, свинцу, цеолитам, ванадию, молибдену и флюориту.  

Наконец, вовсе не разрабатывались находящиеся в РФ запасы месторождений вольфрама, кобальта, олова, никеля, бора, калийных солей и циркония. Представляется, что государственным органам, осуществляющим надзор за выполнением недропользователями контрактных условий, следует усилить контроль в этой сфере во избежание спекулятивной деятельности. Если объект длительное время не вовлекается в разработку, он в установленном порядке должен быть передан добросовестному недропользователю.

Положительная динамика привлекательности минерально-сырьевых ресурсов Казахстана основана на том, что наша страна научилась конкурировать с зарубежными горнодобывающими компаниями и странами в борьбе за инвестиции. Только за последние годы независимости реализован ряд мероприятий, повышающих инвестиционную привлекательность экономики в целом и минерально-сырьевого комплекса в частности. К примеру, с целью создания для недропользователей наиболее привлекательных условий работы период предоставления геологической информации в настоящее время сокращен до 1 дня, а сроки заключения контрактов – до 25.

За счет выбора для внедрения в Казахстане австралийской модели недропользования ожидается приход в страну юниорских компаний. С 2015 года начал использоваться аукционный метод предоставления права недропользования. Утверждение Кодекса о недрах и недропользовании должно уже в ближайшие годы привести к значительному увеличению числа недропользователей и объемов инвестиций в разведку и добычу твердых полезных ископаемых.

Еще больше увеличит привлекательность недропользования в РК предстоящий переход на международные стандарты публичной отчетности CRIRSCO, поскольку это будет способствовать наилучшему взаимопониманию зарубежных инвесторов с казахстанскими специалистами и госорганами.

Вместе с тем необходимость дальнейшего увеличения привлекательности требует решения еще многих непростых задач. Инвесторы, оценивающие потенциал Казахстана, а также вероятность получения прибыли в краткосрочном и среднесрочном периоде, обращают внимание на все аспекты и условия недропользования.

К примеру, как неоднократно подчеркивалось геологом-депутатом Галиной Баймахановой, требование уплаты бонуса коммерческого обнаружения существенно снижает инвестиционную привлекательность высокорискованных геолого-поисковых работ. Эта позиция в законодательстве требует пересмотра, особенно с учетом того, что за последние годы в результате абсолютно недостаточного финансирования ГРР нет открытий новых месторождений.

Крупных компаний, заинтересованных в долгосрочном сотрудничестве с Казахстаном, могут привлечь те полезные ископаемые, на основе которых можно создать кластеры, ориентированные на выпуск продукции 2–4 переделов. Однако для этого казахстанские ученые должны проводить специальные исследования. 

И конечно же, назрела необходимость анализа причин длительного пребывания в Распределенном фонде основной доли разведанных запасов молибдена, свинца, бора, калийных солей, никеля, олова, вольфрама и др., которые либо слабо вовлечены в промышленную разработку, или вообще «заморожены» на неопределенное время. Результатом такого анализа должны стать конкретные предложения по увеличению привлекательности этих полезных ископаемых.     

  



Список статей
SANDVIK. Первая поставка   «Востокшахтострой» 
ПРОБЛЕМА. Утилизируй это  Вера Мустафина 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  Mintech     MiningWeek   Oil_Gas_ITE   Mediasystem