USD/KZT 340.95  +0.93
EUR/KZT 408.73  +2.47
 KAZAKHSTAN  №5, 2016 год
 НЕФТЯНЫЕ ХРОНИКИ. Дизельная девальвация
АРХИВ

Дизельная девальвация

Сезонные скачки цен на горюче-смазочные материалы давно уже стали традицией. На этот раз подорожало дизельное топливо. Официальная причина та же, что и в сентябре прошлого года, когда в «свободное плавание» правительство отправило бензин сорта АИ-92/93, назвав это вынужденной мерой для предотвращения его дефицита.

 

С 7 августа 2016 года Казахстан отказался от «государственного регулирования предельных розничных цен на дизельное топливо». По уверениям чиновников, в результате цена на него станет рыночной и будет отражать баланс спроса и предложения. Аналогичные мантры звучали и ранее: при переходе к свободно плавающему курсу тенге, отмене регулирования цен на бензин марки АИ-92/93. Последовавшие за этим скачки цен на табло в обменниках и стелах АЗС стали реальным отражением этого «баланса». 

Напомним, что, когда 4 сентября 2015 года правительство приняло решение о дерегулировании стоимости бензина АИ-92/93, цена литра этого топлива на заправках взлетела со 108 до 130 тенге (и даже доходила до 140 тенге). Потом произошло снижение (видимо, был применен административный ресурс) и цены установились на уровне 125 тенге.

В этом году первые результаты введения свободного ценообразования на дизельное топливо показали повторение ситуации. Так, если в Астане и Алматы стоимость литра с 99 тенге подскочила до 108 тенге, то в Актобе – до 110 тенге, а в Уральске достигала 125 тенге. 

После некоторого затишья цены на солярку продолжили свой рост, потянув за собой и бензин АИ-92. И, к примеру, в Алматы 24 августа литр дизтоплива стоил уже 117–118 тенге, а бензина – 126–127 тенге. Отметим, что Министерство энергетики прогнозировало подорожание дизтоплива до 115 тенге за литр (а это уровень августа 2014 года).

Стабилизация цен, скорее всего, произойдет ближе к октябрю, когда в основном завершатся уборочные работы. До уровня российских цены на солярку на внутреннем рынке Казахстана, конечно, не дойдут, поскольку действуют факторы налогов и акцизов, а также разницы в качестве российского (Евро-5) и казахстанского (в основном Евро-2) топлива.

А началось все с того, что в июне текущего года в Минэнерго вспомнили о своем прошлогоднем предложении отменить государственное регулирование цен на дизельное топливо. И тут же объемы солярки на АЗС стали сокращаться, а автомобилисты, чтобы заполнить баки, выстраиваться в очереди. В последние недели июля на некоторых АЗС дизтопливо или исчезало из продажи вообще, или продавалось по талонам. Если верить объяснениям чиновников, то причиной ажиотажа стали низкие цены на отечественных АЗС, что привело к неконтролируемому перетоку нефтепродуктов в приграничные области соседних государств. Действительно, в России литр солярки стоит около 180 тенге, в Кыргызстане – 160 тенге, в Узбекистане – 240 тенге. Дельта в стоимости топлива в Казахстане и на рынках соседей весьма солидная.

Однако в нашей стране в течение уже нескольких лет подряд действует запрет на вывоз светлых нефтепродуктов, а в России с начала текущего года введен запрет на продажу дизельного топлива ниже класса Евро-5. Поэтому водители из соседних стран могут легально вывозить казахстанскую солярку лишь в баках своих автомобилей.

При таком подходе большой утечки топлива не организуешь. Для создания дефицита дизтопливо нужно вывозить не бензобаками проходящих автомобилей, а цистернами… Но, по крайней мере, в Россию в таких объемах его вывозить бессмысленно. Об этом говорит тот факт, что на севере республики ситуация оставалась стабильной и солярка на заправках отпускалась без ограничений. Безусловно, цены на топливо на сопредельных рынках играют свою роль в положении, сложившемся на отечественном рынке. Тем не менее, это лишь один из факторов, и объяснять только этим очередной сезонный дефицит по меньшей мере наивно.

Опять же, повышение цены на дизтопливо, после отмены госрегулирования, проблемы его вывоза из приграничных регионов не решит. Последняя будет существовать до тех пор, пока будет сохраняться разница в стоимости. Эта мера лишь делает казахстанский рынок ГСМ более привлекательным для недропользователей, недополучающих прибыль из-за падения мировых нефтяных котировок и разницы в цене на горючее с соседними странами. Такого рода решением не повлияешь ни на трейдеров, ни тем более на цены российского топливного рынка.

К примеру, в разгар «дизельного кризиса» на АЗС утверждали, что топливо на нефтебазах есть, но оптовики придерживают его: бизнесмены решили не упустить шанс получить дополнительный доход и ждали повышения цены. Не падали и объемы производства на наших НПЗ: в январе–июне выпуск дизтоплива в нашей стране по сравнению с прошлым годом вырос на 10,6% – до 2,4 млн тонн. При этом для нужд агросектора его объемы резервировались отдельно.

Ожидать, что отмена госрегулирования цен поможет выстроить рыночные отношения в топливной сфере, не приходится. Для этого необходимы свободная конкуренция и прозрачность на первичном уровне, т. е. в производстве и оптовой реализации нефтепродуктов. Но главное – отсутствующая до сих пор внятная государственная политика, которая подменяется сиюминутными интересами и шараханьем из стороны в сторону. Захотели – ввели госрегулирование, захотели – отменили. Приватизировали НПЗ, затем – национализировали, теперь объявили о намерении их новой приватизации. Не так давно в НК «КазМунайГаз» заявляли о грандиозных планах довести число своих АЗС до 700 штук, теперь их передают в частные руки. А завтра вновь объявят о необходимости огосударствления НПЗ и сети заправок? Вывод напрашивается однозначный: все решают аппетиты тех, кто заправляет рынком нефтепродуктов.

За четверть века так и не смогли ни модернизировать существующие НПЗ, ни построить новый завод. Результат: низкое качество и недостаточный объем производства нефтепродуктов на отечественных НПЗ. Это влечет необходимость ввоза свыше 1 млн тонн высокооктанового бензина и около 500 тыс. тонн дизельного топлива. Недостающие объемы импортируются из России.

Пока же чиновники обещают залить рынок дешевым и качественным топливом лишь в будущем (сроки наступления которого постоянно сдвигаются) и продолжают давить дефицитом и талонной системой, чтобы доведенные до отчаяния потребители начинали сами требовать повышения цен.

Безусловно, госконтроль ценообразования противоречит законам рынка, но проблема в том, что и ситуация с топливом у нас далека от рыночной. Поэтому, пока происходит постоянная неразбериха с поставками, запасами, стоимостью реализации, государство не должно так свободно отпускать цены на горючее.

В текущих условиях, с отменой госрегулирования цен на нефтепродукты, их подорожание из сезонного явления, вероятнее всего, превратится в непрерывный круглогодичный процесс, к которому стоимость барреля нефти не имеет никакого отношения. Ценники на наших АЗС продолжат обновляться до тех пор, пока в России, откуда завозится до 40% потребляемого в Казахстане топлива, будут расти цены на него.

 

Несостоявшееся поглощение

В ходе прошедшего 3 августа 2016 года внеочередного собрания акционеров АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» (РД КМГ) миноритарии компании отвергли предложение о ее слиянии путем обратного поглощения со стороны АО «НК «КазМунайГаз». Владея 57,9% акций в РД КМГ (входящей в тройку лидеров по объему нефтедобычи в Казахстане), НК КМГ настаивала, что объединение двух предприятий приведет к сокращению расходов и улучшению производственных показателей. Вместе с тем, по мнению аналитиков, мажоритарный акционер, вероятно, хотел поглотить РД КМГ, чтобы не только восстановить контроль над активами, способными приносить физическую нефть (поскольку напрямую НК КМГ такими активами сейчас не владеет), но и получить доступ к свободным средствам дочерней структуры.

Держатели малых пакетов акций увидели в такой стратегии серьезную угрозу снижения инвестиционной привлекательности и сохранности прав на управление предприятием. Однако, пожалуй, главное, что не устроило миноритариев, – цена выкупа акций и судьба более $3 млрд, накопленных на счетах компании. Вознаграждение, предложенное материнской структурой за ценные бумаги, оказалось значительно ниже тех средств, которые вложили миноритарии после проведения IPO РД КМГ в 2006 году.

Напомним: в прошлом году, чтобы снизить свою долговую (около $18 млрд) нагрузку, НК КМГ за $4,7 млрд продала свою долю в разработке Кашагана материнской компании – ФНБ «Самрук-Казына», а также получила от международного сырьевого трейдера VITOL аванс за нефть на три года вперед в сумме около $3 млрд. Однако и кредиты, и проценты по ним надо возвращать. Поэтому низкие мировые котировки на нефть заставляют «КазМунайГаз» искать и другие источники средств. Один из них – успешная, с хорошим потенциалом добывающая и продающая нефть дочка – «Разведка Добыча «КазМунайГаз».

По данным РД КМГ, в первой половине 2016 года общий объем нефтедобычи ее основных активов составил 4,2 млн тонн, что на 2,1% выше, чем годом ранее. При этом на экспорт было отправлено около 59% от общего объема реализации.

Выручка за первое полугодие достигла 313 млрд тенге ($907 млн), превысив показатель аналогичного периода 2015 года на 30%. Чистая выручка от продажи нефтепродуктов (за вычетом всех расходов, связанных с процессингом и реализацией) во II квартале текущего года составила 37,15 тенге за тонну нефти на Атырауском нефтеперерабатывающем заводе и 47,21 тыс. тенге – на Павлодарском нефтехимическом заводе.

За шесть месяцев компания получила прибыль до налогообложения в 34,8 млрд тенге, из которых 22,8 млрд тенге пришлись на II квартал. Чистая прибыль за это время составила 17,2 млрд тенге ($50 млн) по сравнению с 2,9 млрд тенге ($16 млн) за тот же период прошлого года. Рост в тенговом выражении – почти шестикратный. Наконец, сумма чистых денежных средств РД КМГ на 30 июня 2016 года достигла 1 065 млрд тенге ($3,1 млрд), что на $85 млн превышает этот показатель по состоянию на конец I квартала этого года.

Для обремененной долгами национальной компании сейчас важно купить долю в РД КМГ по минимальной цене, а также – самое главное – получить контроль над более чем $3 млрд наличности, которые (в этом мало кто сомневается) уйдут в госбюджет и другие малопрозрачные структуры. А ведь миноритарии имеют полное право на часть этих накоплений. История на этом вряд ли закончится: НК «КазМунайГаз» не оставит попыток поглотить свою «дочку» и получить над ней полный контроль.

Мировой рынок нефти

Саммит 13 нефтедобывающих стран, прошедший в Вене 2 июня этого года, как и предыдущий в Дохе (17 апреля), закончился провалом. Слухи о возможном замораживании уровня добычи всех членов ОПЕК так и остались слухами. В связи с этим главным событием саммита стали выборы нового генерального секретаря картеля: ливийца Абдуллу аль-Бадри сменил представитель Нигерии Мохаммед Баркиндо. Другое, также ожидаемое, событие – положительное решение вопроса о возвращении Габона в состав ОПЕК. Напомним, что страна входила в картель в 1975–1994 годах, но в январе 1995-го она вышла из него в связи с несогласием с размером членских взносов.

Как показала встреча, позиция Ирана не изменилась: он намерен продолжать наращивать экспорт нефти и газового конденсата, как минимум, до 4,8 млн б/с. Арабские шейхи больше не в состоянии заставить цены на нефть расти или падать, как они это успешно делали в конце прошлого века. Единство среди участников картеля, на который приходится около 40% поставок нефти на мировой рынок, рассеялось как мираж. По мнению многих аналитиков, сегодня «вряд ли корректно называть ОПЕК картелем, как это было в 1970-е годы и позже, когда они могли диктовать цену на нефть», – теперь это скорее «сообщество государств с весьма разобщенными интересами».

И это понятно. Конкуренция доминирует над «плановым» подходом. Борьба за покупателей идет за счет снижения цен, спецпредложений и скидок для отдельных клиентов. Нефтяной картель раскололся на несколько непримиримых группировок. Одни страны, например Венесуэла, настаивают на отказе от увеличения темпов добычи сырья. Другие – Саудовская Аравия, Катар, опасаясь потерять свою долю рынка, всячески сопротивляются этому предложению. Разногласия относительно политики квотирования и ценообразования не позволяют членам картеля выработать общую точку зрения.

Вследствие этого конъюнктура на мировом рынке нефти становится все менее предсказуемой: ни один из факторов влияния на нее (баланс спроса и предложения, политическая и спекулятивная составляющие цены) сегодня не является доминирующим. После появления первых сведений об итогах переговоров котировки фьючерсов на североморскую нефть марки Brent начали снижаться: с $49,7 за баррель в июне до $42,5 в июле. Правда, затем стали прибавлять в цене. К концу августа цена барреля вновь балансировала около цифры в $50.

Безусловно, достигнутый уровень не настолько высок, чтобы энергетические компании снова начали инвестировать в большие проекты. Так, по словам финансового директора норвежской Statoil Ханса Якоба Хегге, 2017 год может стать третьим годом подряд, когда энергетические компании будут сокращать расходы. Вместе с тем при ценах в $50 за баррель прибыльными могут оказаться проекты некоторых производителей сланцевой нефти в США. Такой уровень относительно комфортен и для поставщиков энергоносителей, и для потребителей. 

Следует отметить, что одной из основных причин такого движения рынка нефти стало ожидание встречи ведущих нефтепроизводителей на Международном энергетическом форуме в Алжире. Инвесторы в очередной раз надеются, что участники встречи все же договорятся о заморозке роста добычи нефти. Однако представляется, что и здесь переговоры стран ОПЕК не принесут долгожданного соглашения, поскольку основные игроки – Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Россия дружно продолжают наращивать объемы добычи. А это значит, что цены опять могут упасть ниже отметки в $40 за баррель.

Пока же опрошенные РИА Новости аналитики не видят предпосылок для сильного роста котировок в 2016 году и полагают, что повышательный тренд на глобальном рынке если и намечается, то будет весьма умеренным. По их мнению, цена на нефть достигнет уровня $60 за баррель только в следующем году.

При сохранении существующих тенденций в мировой экономике представляется маловероятным, что в ближайшей перспективе спрос на нефть может резко вырасти. Согласно одной из разработанных Международным валютным фондом (МВФ) моделей, если страны ОПЕК сократят поставки на 7 млн баррелей в день, то цена барреля нефти в мире может подняться до уровня $75 к 2020 году.

 

Производственная статистика

По данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, в январе–августе 2016 года в Казахстане произведено 42,75 млн т нефти, что на 4,3% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Добыча газового конденсата за восемь месяцев текущего года составила 8,02 млн т (падение на 7,1%). Сократилось и производство газа, снизившись до 29,9 млрд м3, в том числе 13,77 млрд м3 природного (-4,3%) и 16,13 млрд м3 (+0,2%) нефтяного попутного газа. При этом, как отметил вице-министр энергетики РК Асет Магауов, государство не предпринимает попыток снизить уровень добычи административными рычагами. Это решение самих недропользователей, которое они принимают с учетом своих финансовых возможностей.

Что касается нефтепереработки, то собственное производство по-прежнему обеспечивает всего две трети внутренней потребности страны в моторном топливе. За отчетный период отечественными НПЗ было выпущено 2 051 тыс. т моторного топлива (бензин, в том числе авиационный), что на 7,8% больше, чем в январе–августе 2015 года. Производство дизельного топлива составило 3 221 тыс. т (+6,4%), сжиженного газа – 465,7 тыс. т (+39,7%). Вместе с тем производство топочного мазута сократилось до 1,9 млн т (-17,3%), а керосина – до 186,2 тыс. т (-9%). 



Список статей
УГОЛЬ. Уголь падения  Сергей Смирнов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     MiningWeek   Oil_Gas_ITE   Mediasystem