USD/KZT 315.15  +0.31
EUR/KZT 340.05  -1.82
 KAZAKHSTAN  №6, 2016 год
 КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ. Девальвационный провал.
АРХИВ

КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ. Девальвационный провал

Многолетнее топтание в середине лозаннского табеля о рангах, в этом году обернулось для Казахстана стремительным пике. Потеряв 13 строчек, мы оказались на 47-м месте из 61-го возможного. Впрочем, это нельзя считать неожиданностью. Каскадная девальвация тенге в 2014 и 2015 годах обрушила конкурентоспособность не только нашего бизнеса, но всей экономики страны.

                                                                                                                                                                                                                В этом году США скатились с вершины рейтинга мировой конкурентоспособности, по версии Международного института развития менеджмента (Лозанна), уступив майку лидера Гонконгу и пропустив вперед Швейцарию. Впрочем, по оценке экспертов из IMD, Штаты по-прежнему демонстрируют наилучшую эффективность экономической системы.

Что же касается Гонконга, то, по словам директора Центра мировой конкурентоспособности IMD, профессора Артуро Бриса, его успех связан с тем, что этот ведущий банковский и финансовый центр поддерживает инновации через простое и необременительное налогообложение, беспрепятственное движение капитала. Кроме того, Гонконг служит воротами для прямых иностранных инвестиций в Китай – новую экономическую супердержаву, а также предоставляет бизнесу доступ к глобальным рынкам капитала.

В первую десятку самых конкурентоспособных экономик также вошли Сингапур, Дания, Ирландия, Нидерланды, Норвегия и Канада.

Как отмечают авторы отчета, сегодня в число самых конкурентоспособных игроков мира входят самые разные страны – крупные и небольшие, делающие ставку на экспорт и ориентированные на импорт, индустриальные и базирующиеся на сервисной экономике. Однако всех их объединяет фокус на создание дружелюбной бизнес-среды, развитие физической и нематериальной инфраструктуры, а также институциональную вовлеченность.

В то же время в нижней части рейтинга расположились страны, которые в 2015 году столкнулись с политическими и геоэкономическими потрясениями: Венесуэла (61-е место), Украина (59) и Греция (56). Также можно наблюдать ухудшение конкурентоспособности государств, которые еще недавно считались звездами экономического роста, таких как Мексика (45-е, –6 строчек) и Бразилия (57-е, –1).

Серьезный прогресс продемонстрировали восточноевропейские страны: Словения (43-е место, +6), Словакия (40-е, +6), Латвия (37-е, +6), Болгария (50-е, +5), Венгрия (46-е, +2) и Чехия (27-е, +2). Не хуже результаты и у государств Западной Европы. Наиболее динамичными оказались Ирландия (7-е место, +9) и Нидерланды (8-е, +7), которые ворвались в топ-10 рейтинга. Бельгия (22-е, +1), Испания (34-е, +3) и Италия (35-е, +3) тоже продолжают улучшать свои позиции. Основным фактором успеха для экономик Европы стала эффективность правительства, которая начала восстанавливаться после финансового кризиса.

Большая часть азиатских участников рейтинга IMD столкнулась со значительным снижением конкурентоспособности. Среди них Индонезия (48-е место, –6), Малайзия (19-е, –5), Тайвань (14-е, –3) и Южная Корея (29-е, –4). Это вызвано падением цен на сырьевые товары, укреплением доллара США и ухудшением качества бухгалтерских балансов как государственного, так и корпоративного сегмента их экономик.

Ближний Восток также оказался под давлением «нефтяного шока», который влияет на состояние государственных финансов. Катар (13-е), Израиль (21-е) и Иордания (52-е) так и не добились улучшений в этом году, даже несмотря на мощный акцент на инвестиции в инфраструктуру.

Что касается стран Латинской Америки, то все они, кроме Чили (36-е место, –1), находятся в нижней трети лозаннского списка. Причем, за исключением Аргентины (55-е, +4), позиции экономик региона либо ухудшились, либо остались без изменений. Тормозом в развитии их конкурентоспособности остается государственный сектор.

Говоря об общих выводах исследования, профессор Брис отмечает, что результаты рейтингов IMD из года в год ясно свидетельствуют, что экономический рост ни в коем случае не является гарантией будущей конкурентоспособности. «Такие страны, как Китай и Катар, могут очень хорошо выглядеть с точки зрения экономических показателей, но они остаются слабыми в других столпах конкурентоспособности, таких как эффективность правительства и инфраструктура. Для компаний, делающих бизнес, это означает, что, несмотря на очень тщательное планирование и позитивные рыночные индикаторы, им нужно учитывать внутренние факторы, которые могут нивелировать успехи на международном уровне».

Еще один момент, на который обращают внимание в IMD, – это разрыв в доходах между богатыми и бедными странами, который растет на протяжении вот уже 25 лет, хотя в последнее время и более медленными темпами. Аналогичная проблема наблюдается и внутри самих экономик. «Накопление благосостояния богатыми не приводит ни к каким преимуществам для бедных из-за отсутствия надлежащих систем социальных гарантий. Экономический рост, основанный на инновациях, в более бедных странах улучшает их общую конкурентоспособность, но в то же время увеличивает неравенство. Это проблема, которая очевидно требует долгосрочного внимания», – резюмировал профессор Брис.

Тотальное падение

Казахстан в нынешнем рейтинге не смог удержать прошлогоднее достижение и провалился с 34-го места сразу на 47-е. Это наиболее значительное падение конкурентоспособности среди всех участников и наихудший наш результат за все время участия в рейтинге IMD начиная с 2008 года, когда мы стартовали с 39-го места. Как результат, среди постсоветских государств в рейтинге мы выглядим лучше лишь Украины – 59-я (+1). Теперь нас опережают не только несколько ослабившая свою конкурентоспособность Литва – 30-е место (–2 строчки) и оставшаяся на 31-м месте Эстония, но и уже упомянутая Латвия – 37-я (+6), а также Россия – 44-я (+1). Нашими ближайшими соседями по рейтингу сегодня являются Мексика (45), Венгрия (46), Индонезия (48) и Румыния (49).  

Если говорить о причинах снижения Казахстана, то оно было вызвано ухудшением конкурентоспособности по всем четырем базовым факторам. Так, мы опустились сразу на 21 ступень – до 52-й позиции по состоянию экономики, на 10 – до 31-й по эффективности правительства, на 14 – до 44-й по эффективности бизнеса и на 7 – до 48-й по инфраструктуре. Примечательно, что последняя, еще в прошлом году являясь нашим самым слабым звеном, в текущем году просела меньше всего.

На уровне отдельных субфакторов наихудшую динамику продемонстрировали государственные финансы: –35 строчек до 51-го места, и это при том, что еще в 2012 году по этому показателю мы были 5-ми в мире. Не лучше обстоят дела с показателями состояния внутренней экономики (–16, до 51-го), потребительских цен (–17, до 44-го), институциональной среды (–12, до 51-го), производительности и эффективности компаний (–14, до 53-го), рынка труда (–15, до 22-го), качества менеджмента (–17, до 46-го) и технологической инфраструктуры (–16, до 47-го).

Что касается плюсов, то улучшение на уровне субфакторов показал всего один индикатор – занятость, где мы отыграли небольшой прошлогодний откат и вернулись на 22-е место.

В целом конкурентоспособность Казахстана сегодня оценивается IMD в 62,636% от гонконгской. В списке стран с населением менее 20 млн человек мы опустились на 27-е место, а в своем географическом блоке (Европа – Ближний Восток – Африка) откатились еще на девять ступеней до 31-й позиции.

Что касается результатов опроса руководителей отечественных компаний (на основании которого формируется треть критериев, учитываемых IMD при составлении рейтинга), то среди пяти наиболее привлекательных факторов нашей конкурентоспособности они назвали политическую стабильность и предсказуемость (73,4% респондентов), благоприятные условия бизнеса (65,5%), выгодный налоговый режим (49,2%) и доступ к финансированию (42,9%). А вот динамизм экономики, который в прошлом году был самым упоминаемым, в этот раз отметили лишь 40,7% участников исследования.

Остается добавить, что показатели Казахстана по 20 субфакторам представлены на схеме 1, а список наиболее слабых и сильных сторон нашей конкурентоспособности вы найдете в соответствующих графических блоках.

www.imd.ch/wcc



Список статей
ПАРЫЗ. Социальный актив бизнеса  Биржан Нурымбетов 
Выбор года 2016. Выбирая лучших.  Редакционный обзор 
Турецкие цитрусовые – всему миру  Восточно-Черноморская Ассоциация Экспортеров 
Мягкая Греция  Балжан Букеева 
Правовые аспекты евразийской интеграции  Юридическая фирма «Unicase» (Республика Казахстан) 
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  Mintech     KzInterPower   Oil_Gas_ITE   Mediasystem