USD/KZT 325.56  -0.35
EUR/KZT 374.46  -2.26
 KAZAKHSTAN №1, 2014 год
 Индустриализация 2.0 или назад в будущее
АРХИВ

Индустриализация 2.0 или назад в будущее

Сергей Гахов

Первая пятилетка форсированной индустриализации экономики вышла на финишную прямую. На то, чтобы обеспечить достижение целевых индикаторов программы ФИИР, у правительства остается всего один год. Параллельно чиновники активно прорабатывают дорожную карту второй пятилетки, которая должна учесть ошибки, допущенные на первом этапе. Судя по утвержденной концепции, исправлять их будут путем возврата к далеко не новым идеям. Во главу угла индустриализации 2.0 вновь ставится поддержка ограниченного числа базовых секторов экономики, а также возрождение кластерного подхода.
 
Прежде всего давайте рассмотрим, с какими результатами мы подошли к завершающему году первой пятилетки ФИИР. На сегодняшний день в Карту индустриализации Казахстана, представляющую собой список промышленных инициатив частного бизнеса, в реализации которых заинтересовано государство, включены уже 927 проектов общей стоимостью более 12,1 трлн тенге. В том числе 48 республиканских, за которые отвечают министерства и национальные холдинги, и 879 региональных, осуществление которых находится под контролем областных акиматов. Их реализация позволит создать более 234 тыс. рабочих мест в период строительства объектов и 196 тыс. – на этапе эксплуатации новых предприятий.

При этом по итогам четырех лет первой пятилетки введен в строй 651 промышленный объект общей стоимостью 2,4 трлн тенге, способный обеспечить постоянной работой более 67 тыс. человек (сейчас на них пока занято 52,4 тыс. человек или 78%). На сегодняшний день новые предприятия уже выпустили продукции на 2,7 трлн тенге (что больше, чем было потрачено на их создание). При этом, только по итогам прошлого года этот показатель составил 1,2 трлн тенге.

Как результат, доля запущенных объектов в общем объеме производства достигла 6,5%, а в обрабатывающей промышленности – 10,2%. Согласно расчетам Института экономических исследований, в целом вклад проектов Карты индустриализации в приросте ВВП составил за 9 месяцев 2013 года 0,9 процентного пункта из 5,8%.

Среди крупнейших промышленных предприятий, введенных в эксплуатацию в прошлом году, можно отметить новый ферросплавный завод в Актобе (ТНК «Казхром»), Костанайский прокатный завод («Евраз Каспиан Сталь»), линию по выпуску автомобилей марки Ssang Yong модели Nomad («СарыаркаАвтоПром»), производство дорожных битумов на Актауском заводе пластических масс (НК «КазМунайГаз»), а также аффинажный завод в Астане (НГК «Тау-Кен Самрук»).

В текущем году Мининдустрии рассчитывает запустить еще 150 индустриальных проектов на сумму 1 трлн тенге с созданием 16 тыс. постоянных рабочих мест. Среди наиболее значимых из них можно отметить завод по выпуску серной кислоты в Степногорске, Актюбинский рельсобалочный завод, цементный завод в Акмолинской области, а также производство cиловых трансформаторов в ЗКО. В целом по итогам первой пятилетки будет введено в строй 800 новых производств стоимостью 3,4 трлн тенге.

Как известно, главной целью программы ФИИР является диверсификация экономики за счет усиления роли обрабатывающей промышленности. Если говорить о динамике экономических показателей, обозначенных в качестве целевых индикаторов для замера эффективности ФИИР, то в целом ситуация выглядит довольно неплохо. Так, в 2013 году ВВП Казахстана вырос на 6% и превысил 33,5 трлн тенге (согласно первоначальным целям программы, к 2015 году нужно было выйти на 23 трлн тенге).

Согласно отчету Казахстанского института развития индустрии, в 2008–2012 годах объем валовой добавленной стоимости (ВДС) несырьевого сектора увеличился на 23,4% (с 11,8 до 21,9 трлн тенге) при целевом показателе в 39,5% к 2015 году. Еще 5,8% составил прирост по итогам 9 месяцев 2013 года.

При этом темпы роста обрабатывающей промышленности опережают показатели горнодобывающего сектора – 22,5% против 20,1%. Вместе с тем, согласно целевому индикатору, объем продукции перерабатывающих предприятий уже через год должен на 43,6% превысить показатель 2008 года, а это представляется труднодостижимой задачей.

Вместе с тем, уже перевыполнен план по увеличению производительности труда в обрабатывающей промышленности, которая за последние пять лет выросла в 1,6 раза – с $37,3 тыс. до $57,5 тыс. на человека. Опережающую динамику демонстрируют химическая отрасль – в 1,9 раза до $48,2 тыс., фармацевтика – в 2,1 раза до $42 тыс., производство неметаллической минеральной продукции – в 2,2 раза до $39 тыс., а также машиностроение – в 2,3 раза до $24,3 тыс.

Досрочно достигнуто и снижение энергоемкости ВВП – уже к 2013 году этот показатель сократился на 13,6% (от уровня 2008 года) против запланированных 10%.

Кроме того, у страны есть все шансы добиться увеличения до 10% доли инновационно-активных предприятий – уже на начало 2013 года этот показатель составлял 7,6%. За последние пять лет объем выпуска инновационной продукции вырос в 3,4 раза достигнув 379 млрд тенге.

Одним из главных достижений программы ФИИР стал рост несырьевого экспорта, расширение номенклатуры и географии его поставок. Сегодня Казахстан продает за рубеж трансформаторы, подшипники, металлические трубы, удобрения, муку, макаронные и кондитерские изделия. Налажено взаимодействие республики с партнерами по ТС, а также другими странами СНГ, которые импортируют нашу стальную арматуру, электротехническое и нефтегазовое оборудование, соки, напитки, лакокрасочную продукцию, стеклопластиковые трубы и стеклопакеты. За годы индустриализации коммерческая автотехника отечественного производства вышла на рынки Беларуси и России, а локомотивы стали поставляться в Прибалтику, Таджикистан, Украину и Кыргызстан.

Правда, общую картину несколько омрачают показатели прошлого года, когда позитивная динамика в сегменте экспорта обработанных товаров сменилась падением на 9% – с $21,4 млрд до $19,5 млрд. При этом доля этой категории в общем объеме экспорта снизилась с 24,7% до 23,7%. Произошло это за счет сокращения поставок титана (-51%), золота (-48%), серебра (-35%), плоского проката (-30%), урана (-14%), муки (-4%) и другой продукции. Нетрудно заметить, что это товары промежуточного потребления, рынок которых напрямую зависит от конъюнктуры цен на сырье. Если учесть, что поставки за рубеж потребительских товаров и средств производства, напротив, выросли (соответственно на 6% и 1%), то становится понятно, что ставка на развитие производства готовой продукции является правильной. Другое дело, что пока ее доля в общем объеме экспорта составляет всего 4,8%. 

 
Надо учить уроки

Подводя промежуточные итоги реализации первой пятилетки ФИИР, можно констатировать, что она действительно сыграла важную роль в преодолении кризисных явлений в экономике. Так, была создана институциональная система, реформированы институты развития, разработан закон об индустриально-инновационной политике. Правительство подготовило и опробовало на практике более 100 инструментов поддержки бизнеса, которые задействованы в рамках программ «Производительность–2020» и «Дорожная карта бизнеса–2020», а также программ поддержки инвесторов, инноваторов и экспортеров.

Хотя, конечно, без проблем на уровне качества проработки и исполнения не обошлось. Так, в феврале Счетный комитет представил результаты промежуточной оценки хода реализации программы по состоянию на первую половину 2013 года. Было отмечено, что вследствие дублирования ряда целевых индикаторов и слабого контроля со стороны отдельных исполнителей, сохранялись высокие риски недостижения целевого уровня шести из десяти индикаторов программы ФИИР. В том числе в части увеличения доли обрабатывающей промышленности в структуре ВВП, доли несырьевого экспорта, производительности труда в агропромышленном комплексе, казахстанского содержания в закупках товаров, инновационно-активных предприятий, а также снижения доли транспортных расходов в структуре себестоимости несырьевого сектора.

Кроме того, реализация отдельных проектов Карты индустриализации начата при отсутствии соответствующей инфраструктуры и без предварительного анализа рынков сбыта. Как результат из 563 проектов, введенных в эксплуатацию в 2010–2012 годах и первом полугодии 2013 года, 131 не достиг плановой мощности, а 14 проектов являются проблемными.

Между тем, в Мининдустрии призывают не драматизировать ситуацию. Так, Асет Исекешев признав, что многие проекты, одобренные на начальном этапе реализации программы ФИИР, провалились (такие как производство планшетников в Атырау), тем не менее отметил, что получив такой негативный опыт, правительство стало тщательнее отбирать инициативы частного бизнеса. Сегодня половина из них отсеивается уже на первом этапе, а в Карту индустриализации включаются только проекты высокой проработки по всем параметрам: финансированию, сбыту и технологичности.

По его словам, банкротство отдельных предприятий – это нормальное явление в условиях рынка, тем более, что риски по ним несут сами предприниматели. «У многих есть ощущение, что Карта индустриализации реализуется за счет государственных денег. Особенно остро этот вопрос встает, когда останавливается производство. Это не так, подавляющее большинство проектов реализуются за счет частных инвестиций. Государственные деньги идут на такие проекты, как автомагистраль Западная Европа – Западный Китай, на строительство железнодорожных линий, электросетей и прочего».

Вместе с тем, среди основных причин пробуксовки проектов, г-н Исекешев называет сезонный характер производства, трудности со сбытом и недостаток финансирования. Он также отмечает, что еще год назад проблемных проектов было 35, однако, благодаря вмешательству госорганов, 25 из них уже заработали. В частности, решен вопрос с поставками сырья для текстильной фабрики ТОО «Oxy-Textile», а для карагандинского завода по производству самолетов «Фермер» найден новый инвестор. «Сейчас осталось 10 проблемных проектов. Все они региональные. По каждому есть конкретный план действий».

Чиновники называют ряд ключевых уроков по итогам первых четырех лет индустриализации. Во-первых, спектр отраслей, куда направлялась господдержка, оказался слишком широким, что не позволило эффективно сосредоточиться на секторах, обладающих наибольшим потенциалом развития. Во-вторых, слабый фокус на финансировании мероприятий, непосредственно влияющих на достижение заявленных целей ФИИР, привел к тому, что на них было потрачено менее половины бюджетных ресурсов, выделенных на реализацию программы. В-третьих, недостаточно оперативное взаимодействие между государственными, местными исполнительными органами и институтами развития привело к затягиванию принятия решений и снижению эффективности господдержки.

И наконец, налицо недостаток финансирования программы, что связано с состоянием банковской системы, что ограничивает доступ предприятий к кредитованию. При этом альтернативные рынки финансирования характеризуются низкой ликвидностью и не позволяют в достаточной мере покрыть потребности в инвестиционном капитале.

Все эти уроки в Мининдустрии обещают выучить и учесть – теперь уже в рамках разработки программы второй индустриальной пятилетки.

 
Концепция есть, дело за программой

Общие контуры Индустриализации 2.0 глава государства обрисовал в декабре прошлого года в ходе телемоста, посвященного запуску новых индустриальных объектов. По его мнению, при разработке задач второй пятилетки следует сделать акцент на качество, эффективность и взаимосвязанность всех проектов. При этом правительство должно иметь четкий план привлечения инвестиций, а каждый предлагаемый к реализации проект должен быть тщательно просчитан.«Необходимо четко расставить приоритеты. В первую очередь развивать те отрасли, по которым можно обеспечить высокий уровень конкурентоспособности. Такими секторами могут стать нефтегазовое и горнорудное машиностроение, пищевая промышленность и производство строительных материалов, агропромышленный комплекс. Вокруг этих секторов может создаваться сеть сопутствующих предприятий. С их помощью необходимо доводить сырье до готовой продукции. Это также отличные возможности для малого и среднего бизнеса. Перенимая опыт, знания и новые технологии, мы сможем сами создавать отечественные инновации». На основе изложенных подходов, Нурсултан Назарбаев поручил правительству до конца первого полугодия текущего года разработать Программу второй пятилетки индустриализации на период 2015–2019 годов.

Соответствующая концепция была утверждена уже 31 декабря 2013 года. Как отметил, представляя этот документ, первый вице-министр индустрии и новых технологий Альберт Рау, задачи перед страной и бизнесом поставлены более напряженные и амбициозные, чем в текущей пятилетке. «Так, до 2020 года предполагается достичь роста валовой добавленной стоимости в обрабатывающей промышленности в 1,6 раза, увеличения производительности труда в обрабатывающем секторе – в 1,4 раза, повышения объема несырьевого экспорта – в 1,7 раза и снижения энергоемкости – на 15%». Для достижения этих целей необходимо инвестировать 19,3 трлн тенге.

Главное отличие второй пятилетки от первой заключается в том, что государственная поддержка будет сконцентрирована на развитии трех групп приоритетных секторов экономики с использованием кластерного подхода. Первая – это базовые отрасли, связанные с добычей и первичной переработкой природных ресурсов. К ним отнесены черная и цветная металлургия, нефтепереработка, нефте- и газохимия, агрохимия, производство химикатов для промышленности и пищепром. Вторая – рыночно ориентированные сектора, производящие продукцию для удовлетворения спроса первой группы или обладающие потенциалом экспорта на рынки стран макрорегиона (Россия, Украина, Беларусь, Китай, Центральная Азия, Азербайджан и Иран). В этот список войдут автопром, выпуск сельскохозяйственной и железнодорожной техники, нефтегазовое и горно-металлургическое машиностроение, а также производство строительных материалов. Третья группа – инновационные сектора так называемой «новой экономики», развитие которых определяется результатами научных исследований и разработок.

Будут скорректированы и принципы финансирования. Так, 80% средств будут направлены на приоритетные сектора, а оставшиеся 20% – на все остальные. Да и то при соответствии проектов определенным критериям, таким как объем экспорта продукции и уровень производительности.

Поддержка будет дифференцирована в зависимости от размеров проектов. Малые промышленные предприятия смогут воспользоваться уже имеющимися стандартными инструментами. Для поддержки средних будет использован более дифференцированный подход, учитывающий отраслевую специфику. Для крупных предприятий, стратегически значимых для индустриального развития республики и реализующих масштабные проекты, будет применен индивидуальный подход. Это позволит создать более конкурентоспособные условия для ведения бизнеса по отношению к потенциальным странам-конкурентам.

Кроме того, предусматривается сбалансированная поддержка отраслевых кластеров трех типов. Первый – национальные кластеры, развитие которых будет курироваться на уровне правительства. Согласно концепции, к ним отнесены Карагандинский, Восточно-Казахстанский и Павлодарский металлургические кластеры; Павлодарский и Южно-Казахстанский нефтеперерабатывающие, а также Атырауский нефтегазоперерабатывающий кластеры; Жамбылский, Павлодарский и Актюбинский химические кластеры. Второй тип – региональные кластеры, которые будут определяться по конкурсу, исходя из специализации и конкурентных преимуществ регионов, а также активного участия бизнеса. Ключевую роль в их развитии будут играть местные предприниматели и акиматы. И наконец, третий тип – инновационные кластеры, которые будут сформированы на базе Nazarbayev University и СЭЗ ПИТ «Алатау» и которые будут отвечать за развитие отраслей «новой экономики».

Похоже, что в следующие пять лет правительству придется также ограничить число инструментов господдержки. В частности, нужно будет искать альтернативы таким из них, как «свободный склад», экспортные или импортозамещающие субсидии, которые запрещены правилами ВТО. С учетом этого разработчики концепции предлагают более широко использовать гранты, расширять цели, на которые они предоставляются, а также увеличить их размер.

Существенную ревизию претерпели и критерии, по которым будет оцениваться эффективность новой программы. Предлагается использовать только пять основных индикаторов: изменение валовой добавленной стоимости, производительность труда, экспорт, энергоэффективность и устойчивая занятость. При этом решено исключить из этого списка такие показатели, как доля обрабатывающей промышленности в объеме ВВП или экспорта, поскольку влиять на них, учитывая фактор постоянно растущих цен на сырье, весьма затруднительно. Вместо этого будут оцениваться абсолютные показатели. Так, согласно предварительным прогнозам, ВДС обрабатывающих отраслей к концу 2019 года должна вырасти до 5 трлн тенге, или на 50%.

В целом можно констатировать, что к новому этапу индустриализации государство решило подойти гораздо более прагматично, вспомнив о том, что диверсификация, прежде всего, должна опираться на естественные конкурентные преимущества нашей страны, к которым относятся сырьевые ресурсы. Как результат, геологоразведка становится одним из приоритетов в сфере привлечения инвестиций и трансферта технологий.

На этом фоне вполне обоснованным выглядит и возрождение кластерной модели, поскольку она во многом будет опираться на углубление переработки природных ресурсов и создание производств, обслуживающих добывающие секторы. Ведь построить новое предприятие не так сложно – гораздо труднее обеспечить гарантированный спрос на его продукцию.

Все эти инициативы вполне согласуются и с основным выводом нового доклада по Евразийскому региону, недавно опубликованного Всемирным банком совместно с ЕАБР, который гласит, что диверсификация должна быть результатом, а не мотивом развития. «Успешные страны будут осуществлять диверсификацию естественным путем – по мере диверсификации своих активов и совершенствования институтов. Форсированная диверсификация, например, посредством субсидирования новых отраслей экономики, если она не согласуется с составом национального капитала, почти всегда обречена на неудачу».


Список статей
Лоббисты для бизнеса  Зангар Ногайбай 
Экспорт всему голова  Мейержан Майкенов 
Быть первым по праву  Редакционный обзор 
«Легкой» нефти не будет  Редакционный обзор 
Тарифный марафон  Алексей Нигай 
Когда куры не клюют  Редакционный обзор 
Интеграция без крайностей  Сергей Смирнов 
Анатомия девальвации  Редакционный обзор 
Куда кривая выведет  Алексей Нигай 
Новые кадры для бизнеса  Сергеяй Олифиров 
Защитим наших детей  Гульзира Амантурлина 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  Mintech     MiningWeek   Oil_Gas_ITE   Mediasystem