USD/KZT 311.59 
EUR/KZT 349.39 
 KAZAKHSTAN №2, 2014 год
 Преграды для развития казахстанского бизнеса
АРХИВ
Преграды для развития казахстанского бизнеса
 
Редакционный обзор
 
Во второй половине апреля в Алматы прошел I Евразийский бизнес-форум. Участниками этой новой дискуссионной площадки стали руководители госорганов и нацхолдингов, представители Евразийской экономической комиссии и Национальной палаты предпринимателей, а также независимые эксперты и бизнесмены. В центре их внимания оказались вопросы, касающиеся деятельности казахстанского делового сообщества, а также инвестиционного потенциала нашей страны и ЕЭП в целом.


Старые песни на новый лад

Выступая на стартовой сессии, посвященной развитию предпринимательской инициативы и стимулированию деловой активности, депутат сената Кожахмет Баймаханов подчеркнул, что основная цель таких форумов заключается в том, чтобы открыто обсуждать проблемы бизнеса. «Нельзя приходить и говорить, что у нас все идеально. Например, наша алкогольная продукция не продается в России и Беларуси, хотя мы находимся в Таможенном союзе, «Астана Моторс» также имеет проблемы с выходом на соседние рынки со своей продукцией. Все эти вопросы должны подниматься на этом форуме».

В свою очередь, министр юстиции Берик Имашев напомнил о намерении госорганов передать МСБ «все предприятия нестратегического характера для укрепления отечественных предпринимателей, так как бизнес действует эффективней государства». По его словам, сейчас разрабатывается предпринимательский кодекс, который должен стать своего рода «конституцией казахстанского бизнеса», причем акцент в нем будет сделан на правилах госрегулирования.
 
Сегодня в Казахстане право осуществлять проверки имеют 64 структуры, и деятельность, практически их всех, регулируется отдельными законодательными актами. При этом в этих актах, по оценке министра, содержатся, как правило, нормы «материального права», тогда как в рамках нового документа будут сформулированы процедуры в отношениях государства и бизнеса.

«Предпринимательский кодекс должен стать гарантом обеспечения баланса публичных и частных интересов при осуществлении предпринимательской деятельности путем установления на нормативном уровне общеобязательных правил поведения». Фактически документ должен стать главным юридическим препятствием для роста административных барьеров в сфере бизнеса. Кодекс будет разработан и принят уже в этом году, а потому г-н Имашев призвал бизнесменов вносить свои предложения о том, какие нормы они хотят увидеть в этом документе.

Об основных проблемах казахстанского делового сообщества рассказал член правления Фонда развития предпринимательства «Даму» Габит Лесбеков. К ним он отнес отсутствие стартового капитала, высокие ставки по кредитам, нехватку залогов и недостаток знаний по ведению бизнеса.

В свою очередь, председатель Комитета развития предпринимательства Министерства регионального развития Галия Джолдыбаева акцентировала внимание участников форума на том, что количество проверок бизнеса уменьшается. По ее информации, в 2013 году количество «ревизий» по сравнению с предыдущим годом сократилось на 25%. При этом 92% проверок по-прежнему приходится на субъекты МСБ, из них 74% отнесены к группе среднего и низкого уровня опасности.

В то же время г-жа Джолдыбаева признала, что в ходе административного производства применяются меры «карательного характера». Только в прошлом году доля штрафов в общем количестве административных взысканий составила 98%, а их сумма достигла 14 млрд тенге, причем на МСБ пришлось 93% штрафных санкций. «Вот вам и карательная политика государственных органов. Мы призываем больше проводить профилактическую работу, чем карательную».

На проблемах внешнеэкономической деятельности предпринимателей остановился председатель Комитета таможенного контроля Министерства финансов Госман Амрин. По его словам, сектор ВЭД – это более высокий класс бизнеса, чем внутренняя предпринимательская деятельность. «Я противник ограничения бизнеса, но есть всем нам известные компании, которые не имеют понятную историю предпринимательства, но хотят заниматься ВЭД. При этом они хитро (или умно) прикрываются общим принципом свободы предпринимательства. На это у меня есть четкий ответ: нет! Не можете вы заниматься этим видом бизнеса, пока вы не станете конкурентными внутри национального рынка».

В этой связи Таможенным кодексом ТС уже определены основы института уполномоченных экономических операторов, ключевая идея которого – дать возможность добросовестным компаниям использовать специальные упрощения с тем чтобы существенно сократить не только время прохождения таможенных формальностей, но и связанные с этим расходы (простой транспорта, услуги СВХ). Как считает г-н Амрин, именно этот институт должен стать базой развития участников ВЭД и помочь бизнесу.

В свою очередь, известный бизнесмен Арманжан Байтасов обратил внимание на недопустимо высокий уровень коррупции в нашей стране. Это при том, что любой нормальный предприниматель не хочет платить взятки: «Его тошнит от вымогателей. В итоге побеждают не те предприниматели, которые действительно конкурентоспособны, а те, кто чуть «шустрее», у кого связей больше и совести меньше».

Для успешной борьбы с коррупцией г-н Байтасов призвал изучать опыт Грузии, а также сокращать административные барьеры, дать бизнесу максимальную свободу. «Это все в наших силах. Для этого не нужно никаких революций. Надо активно работать Палате предпринимателей и парламенту. Сделать так, чтобы бизнесу работалось хорошо, чтобы предприятия легко открывались и так же легко закрывались».

 
ЕЭС: благо или зло?

Кроме того, г-н Байтасов акцентировал внимание на том, что развитие отечественного предпринимательства зависит от участия Казахстана в различных интеграционных организациях, поскольку бизнесу приходится придерживаться всех тех правил, которые прописаны в международных договорах. «Нам очень внимательно надо изучить результаты деятельности ТС. Чего добился Казахстан? Что получили предприниматели? Какие у нас есть плюсы от того, что мы вступили в ТС? Зачем нам сегодня торопиться вступать в Евразийский экономический союз, если мы до конца не проанализировали деятельность в ТС?»

Бизнесмен уверен, что прежде чем подписывать договор о создании ЕЭС, необходимо «серьезно подумать», поскольку это соглашение определяет жизнь не только предпринимателей, но и всего казахстанского общества «на много лет вперед». При этом он призвал провести обсуждение документа всенародно и публично: «Я не очень уверен, что этот экономический союз будет только экономическим. Боюсь, что политическая составляющая там гораздо больше».

В свою очередь, Берик Имашев не согласился с доводом, что ЕЭС – это больше политический, чем экономический проект. «Разумеется, в любом международном договоре есть политика, потому что два государства являются субъектами международного права. Но однозначно: здесь сформулирована экономическая цель».

Министр по экономике и финансовой политики ЕЭК Тимур Сулейменов обратил внимание на то, что договор о создании ЕЭС – это кодификация тех норм, которые уже существуют в ТС с 2009 года, а также тех норм ЕЭП, которые были подписаны в 2010-м и стали реализовываться с 2012-го. «Это не абсолютно новый договор, который вдруг наши граждане и бизнесмены вынуждены срочно изучать. Он направлен на экономические субъекты. И обсуждать его на широких гражданских площадках, наверное, нет смысла».

Тимур Сулейменов напомнил, что если с середины 90-х годов основной мировой тренд был направлен на глобализацию экономики, то сейчас прослеживается тенденция регионализации через создание экономических блоков в Южной Америке, в странах Персидского залива, в Азиатско-Тихоокеанском регионе и так далее. «Географию распределения наших городов все прекрасно знают. Так распорядилась история – у нас с Россией общая граница протяженностью 7 тыс. км. То есть сама география подталкивает нас к тому, что без приграничной торговли нам будет очень тяжело развивать экономику».

Кроме того, по его мнению, только союз с Россией и Беларусью позволит Казахстану реализовать свой транзитный потенциал в направлении Западная Европа – Западный Китай. «Никому не интересно, если мы довезем товар только до границы с Россией – надо везти его дальше. Именно отсутствие таможенных барьеров поможет сделать привлекательными такие перевозки».

При этом г-н Сулейменов видит большие возможности в либерализации и создании общего рынка услуг, которые во всех странах ТС составляют почти 50% ВВП. «Без этого нам будет очень сложно реализовать потенциал интеграции».

Советник Евразийского банка Серик Примбетов сделал акцент на рисках, связанных с ЕЭС. По его словам, проблема заключается в том, что «у нас нет специалистов по переговорам по определенным отраслям». При этом одной из причин «неподдержки ТС» он назвал отсутствие права выхода из договора. «Мы должны обязательно закрепить это право, поскольку могут быть разные ситуации. Вы посмотрите, что творится в мире!»

В то же время гораздо больше рисков г-н Примбетов связывает со вступлением нашей страны в ВТО, поскольку на казахстанский рынок выйдут транснациональные компании. «Вот тогда будет очень высокий уровень безработицы, тогда закроются многие наши предприятия, а аграрный сектор рухнет. Вот над чем надо думать нашим специалистам и политикам».

Говоря о деятельности ЕАБР, спикер напомнил, что сегодня этот банк финансирует большие интеграционные проекты, выделяя «длинные» деньги с малым процентом. Однако он пожаловался на отсутствие действительно интересных инициатив со стороны бизнеса: «Деньги есть, но, к сожалению, мы не можем найти инновационные проекты, которые бы отвечали всем банковским требованиям. Мы с Чубайсом финансировали один проект по кремнию, но рядом Китай, который увеличил добычу кремния, и цены упали примерно в пять раз. Пришлось этот проект закрывать».

 
Что беспокоит Нацбанк

Тимур Сулейменов заявил, что гармонизация законодательства трех союзных стран сейчас проходит не по принципу «кто больше – тот и навязывает свое видение», как это было с Таможенным кодексом ТС (который является почти точной копией аналогичного российского документа). При создании ЕЭС заложен другой принцип – побеждает более либеральное законодательство.

Кроме того, г-н Сулейменов коснулся вопроса о наднациональном финансовом регуляторе. По его словам, к 2015 году не будет общего рынка в этой сфере, а потому и соответствующий орган к этому времени создавать не планируется. «Скажу еще, что «наднациональный регулятор» абсолютно не означает «наднациональный банк». Это регулятор, который регулирует банки на макроуровне, без функции надзора. Это никакой не банк, а потому никакой денежно-кредитной, монетарной политики у него не предполагалось и не предполагается».

В свою очередь, заместитель председателя Национального банка Казахстана Данияр Акишев обратил внимание на то, что вне зависимости от интеграционных процессов взаимопроникновение финансовых рынков евразийских стран давно началось. Так, он напомнил, что с 2010 года существует общая нормативная база ТС, регулирующая финансовый рынок, а потому при подготовке договора о создании ЕЭС его разработчики попытались имплементировать существующие нормы. «Нововведения на данном этапе, которые ставили бы в неравное положение финансовый рынок Казахстана, я не усматриваю. Раздел, посвященный финансовым услугам, был подготовлен Национальным банком Казахстана с учетом максимальной защиты национальных интересов».

По словам г-на Акишева, для отечественного финансового сектора остаются важными два периода – до 2020 года и после него, поскольку оба они связаны с договором по ЕЭС. «Если Казахстан вступит в ВТО, то предполагаются ограничения по доступу на финансовый рынок нерезидентов. Чтобы сразу не столкнуться с ростом конкуренции, мы договорились о переходном периоде для Казахстана сроком на 5 лет».

Это время дается для того, чтобы финансовый сектор решил свои проблемы, а они у него, по словам спикера, весьма значительные. В качестве первой он назвал уровень проблемных кредитов в банках второго уровня, превышающий 30%. «Мы надеемся, что для решения этой проблемы будут частично направлены деньги из Национального фонда. К 2016 году БВУ должны снизить уровень проблемных кредитов до 10%. Это конкретный пруденциальный норматив, и за его невыполнение банки могут лишиться лицензии».

Вторым вопросом остаются низкие темпы выдачи новых займов. «Банки должны возобновить кредитование экономики. Это означает не рост, который сейчас на уровне 10–12%. Нужно хотя бы выйти на уровень, соответствующий темпам роста номинального ВВП».

Еще один вызов для банковской системы – внедрение новых стандартов Basel III, которое уже началось в большинстве стран. Казахстанские БВУ должны приступить к переходу с 1 января 2015 года и закончить этот процесс до 1 января 2019 года. «Это означает достаточно высокий уровень капитализации, который должны нарастить банки за эти годы с учетом специфики экономики страны», – резюмировал г-н Акишев.

 
Бизнес несет потери

Партнер и руководитель группы по проведению финансовых расследований компании Deloitte в СНГ Александр Соколов рассказал казахстанским бизнесменам о рисках потерь, с которыми их компании могут столкнуться из-за внутреннего и внешнего мошенничества.

Первым делом он поведал о нынешнем уровне этой проблемы: ущерб от экономических преступлений и коррупции в Казахстане только по доказанным делам составил $900 млн в 2012-м и $1,7 млрд в 2013 году. «Однако это только вершина айсберга. Общий масштаб потерь, которые несет бизнес в Казахстане из-за мошеннических действий своих сотрудников, а также контрагентов, намного выше». Меняется ли положение дел год от года? Ответа на этот вопрос, по мнению г-на Соколова, никто не знает.

Вместе с тем Ассоциация сертифицированных специалистов по расследованию хищений каждые два года проводит опрос международных компаний, которых просят оценить, каков размер их потерь от внутреннего и внешнего мошенничества. В результате опроса выяснилось, что по итогам 2012 года потери в среднем составили 5–10% от выручки.

При этом опыт Deloitte в проведении таких расследований в Казахстане показал, что у нас наиболее подвержены мошенничеству три области.

В первую очередь спикер назвал «откаты» сотрудникам компаний, чтобы они закупали материалы и услуги у определенных поставщиков. Размер таких откатов может достигать 15–20%. «Это цифра не абсолютная – она меняется от типа работ и прочего. Если ты закупаешь мазут, где цена ясна, то уровень мошенничества ниже. Там, где сложнее понять, какая же цена является адекватной, уровень выше».

Второй сферой, наиболее подверженной мошенничеству, г-н Соколов считает строительство. «Это особая тема. Один мой клиент объяснял так: «Если у моего подрядчика совесть есть, то он украдет 10%, если у него совести нет – я не знаю, сколько украдет».

В-третьих, компании страдают не только от того, что у них крадут деньги, но и от того, что закупленные товары и услуги зачастую оказываются некачественными. Это также связано с попытками подрядчиков сэкономить и получить теневой доход.

Долгое время на эту проблему в наших странах не обращали достаточного внимания. «До кризиса бизнес рос бурными темпами и была сравнительно высокая рентабельность. Основной фокус в работе менеджмента был сконцентрирован на росте, а контрольная среда не развивалась так же быстро, как развивались компании. Кроме того, наш бизнес достаточно молодой по сравнению с мировыми гигантами, возраст которых порой переваливает за сто лет. В итоге контрольная среда оказалась «недоразвитой».

Между тем ситуация кардинально меняется. Представитель Deloitte посоветовал бизнесменам максимально ответственно относиться к вложениям в финансовую безопасность, поскольку в условиях постоянно растущей конкуренции это жизненная необходимость. И если одно предприятие теряет 10% от мошеннических действий, а другое – лишь 1%, то последнее (при прочих равных условиях) будет намного успешнее на своем рынке. «Мне известна одна компания, которая подсчитала, что $1, вложенный в предотвращение мошенничества, помог ей сэкономить $100. Мне кажется, что в дальнейших комментариях это не нуждается», – подытожил свое выступление г-н Соколов.

 
Ставка на инновации

Президент Silicon Valley Innovation Center Андрей Кунов поделился своим видением того, что необходимо сделать нашей стране, чтобы войти в число наиболее развитых государств мира. «Без технологической модернизации Казахстан, скорее всего, не попадет в Toп–30. При этом нам необходимо не просто быстро развиваться, а настолько быстро, чтобы обгонять другие страны. Это очень сложная задача. Соответственно, упор на инновационное развитие является ключевым».

Как напомнил спикер, экономика Казахстана в последнее время росла благодаря привлечению инвесторов в сырьевой сектор. «Однако многие понимают, что у этого источника есть четкий временной предел. Я бы сказал, максимум – 10 лет, и потом расти на основе сырья будет невозможно, так как природные ресурсы исчерпаемы».

Более того, г-н Кунов уверен, что развитие большого количества технологий, которые в ближайшем будущем позволят увеличить приток различных альтернативных источников энергии, способно уничтожить «энергетическую монополию нефти и газа». При этом произойдет резкое уменьшение спроса на традиционные энергоносители. Тем более что уже есть технологии, где не нужны углеводороды.

Поэтому следующим этапом для Казахстана должно стать создание условий для инвестиций со стороны лидирующих технологических компаний, которые, не уступая по своим возможностям энергетическим корпорациям, имеют не меньше свободных средств для капиталовложений. По мнению г-на Кунова, именно на этом можно и нужно строить дальнейшее развитие нашей страны.


Список статей
Жизнь ПИИ в Казахстане   Сергей Гахов 
Мы открыты для диалога   Ерлан Хаиров 
Знакомьтесь: Анадолу Груп!  Тунджай Озильхан 
Между двумя «морями»  Женис Касымбек 
Экспорт лома: есть приемы!  Редакционный обзор 
Бюджет минус Кашаган  Редакционный обзор 
Перемены vs стабильность   Редакционный обзор 
Лучше меньше, да больше!  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  Mintech     MiningWeek   Oil_Gas_ITE   Mediasystem