USD/KZT 335.24 
EUR/KZT 395.82 
 Mining & Metals Guide / MMG, 2017 год
 ГОСУДАРСТВО И ГМК. Залог устойчивого развития
АРХИВ
ГОСУДАРСТВО И ГМК. Залог устойчивого развития
 
Восстановление в 2016 году мировых цен на ключевую продукцию казахстанских горняков и металлургов позволяет отечественному ГМК не только восстановить темпы развития, но и строить новые планы по повышению конкурентоспособности и производительности. Как считает министр по инвестициям и развитию РК Женис Касымбек, важнейшим элементом в этом процессе станет акцент на цифровизации горно-металлургических предприятий.
 
Женис Махмудович, каковы итоги деятельности казахстанского ГМК в 2016 году? Каких результатов удалось добиться в рамках целевых индикаторов программы ИИР?

Горно-металлургический комплекс Казахстана завершил прошедший год с относительно хорошими результатами. Продолжающаяся работа по технологическому перевооружению системообразующих предприятий отрасли позволила повысить их технологические показатели и основные целевые индикаторы. 
Так, индекс физического объема в сфере добычи металлических руд составил 104%, при этом добыча железной руды сократилась до 87,1% к показателю 2015 года, а руд цветных металлов, напротив, выросла до 107,8%.

Снижение объемов производства в железорудной отрасли связано с ослаблением спроса на продукцию наших предприятий. Так, на АО «ССГПО» выпуск продукции сократился на 6,3% – до 26 785 тыс. т.

Позитивную динамику в сегменте руд цветных металлов обеспечил рост добычи медной руды на предприятиях Группы Kaz Minerals (на месторождении Актогай – до 16 млн т, Бозшаколь – до 28,3 млн т), а также на ТОО «Коппер Технолоджи» (+7% до 3,9 млн т). Кроме того, на 2,5% до 3,9 млн т увеличилось производство бокситов на АО «Алюминий Казахстана».

Металлургическая промышленность Казахстана по итогам прошлого года выпустила продукции на 3 360,7 млрд тенге (при ИФО 106,6%). В том числе объем производства основных благородных и цветных металловсоставил 2 227 млрд тенге(ИФО 108,5%), а черной металлургии – 1 127,3 млрд тенге (ИФО 103,3%).

Рост показателей цветной металлургии связан с увеличением выпуска свинца (+12% – до 133,6 тыс. т) и золота (+17% – до 19,3 т) на ТОО «Казцинк»; титана губчатого (+52% в денежном выражении), титановых сплавов, слитков (+20%) и товарного магния (+31%) на АО «УКТМК»; глинозема (+3,6% – до 1 500 тыс. т) на АО «Алюминий Казахстана», а также алюминия (+9,6% – до 240,2 тыс. т) на АО «Казахстанский электролизный завод». Кроме того, на 21,6% – до 37,7 т выросло производство аффинированного золота.
В свою очередь, флагман нашей черной металлургии АО «АрселорМиттал Темиртау» нарастил производство стали (+11% до 3 860 тыс. т) и плоского проката (+16% – до 2 587 тыс. т). Выпуск ферросплавов на АО «ТМЗ» увеличился сразу на 276% – до 23,2 тыс. т, а ТОО «KSP Steel» произвело 136,5 тыс. т бесшовных труб, что на 13,3% больше, чем годом ранее.
 
Какое влияние на деятельность предприятий отрасли оказало изменение мировой конъюнктуры?

Существующий кризис отрасли, в том числе изменение мировой конъюнктуры, в значительной степени влияет и на казахстанских производителей металлопродукции и сырья. В качестве основных причин кризиса металлургического рынка можно назвать две проблемы, которые сильно взаимосвязаны между собой.

Во-первых – дисбаланс спроса и предложения. Переизбыток производства металлов в Китае и снижение их потребления внутри страны вынуждают КНР все больше экспортировать на мировой рынок. В частности, за 2006–2015 годы производство стали в Китае выросло в 1,9 раза, меди – в 2,7, алюминия – в 3,4, свинца – в 1,4, цинка – в 2 раза. При этом если средний темп роста мирового производства (без учета КНР) находился в диапазоне 5–7% в год, то аналогичный показатель в Китае составлял 8–13%.
Бурному росту китайского производства способствовал растущий внутренний рынок потребления металлов и экономики Китая в целом при двузначных значениях прироста ВВП. К тому же правительством КНР на протяжении многих лет поддерживается экспорт металлопродукции методом субсидирования и возврата экспортных пошлин, которые в сумме доходили до 20% в конечной стоимости. Вкупе все это позволило китайским предприятиям наращивать производство и экспортировать металлопродукцию по низкой цене, что повлияло на мировые цены и обострило конкуренцию на рынке.

Сегодня основным проблемным сегментом металлургии является перепроизводство сектора стали. За последние 8 лет наблюдается дисбаланс между имеющейся мощностью предприятий и реальным производством стали – по итогам 2015 года было загружено всего 67,5% из общей мощности в 2 371 млн т, что ниже нормы (80%). Избыток мощностей может привести к убыточности неэффективных (энерго- и ресурсоемких, трудозатратных) предприятий, что в итоге приведет к закрытию таких производств и высвобождению рабочей силы.

В рамках восстановления рынка и реструктуризации сталелитейной промышленности правительство КНР приняло решение о снижении производственных мощностей на 100–150 млн т в течение пяти лет за счет закрытия устаревших экологически грязных предприятий (доменные печи). При этом поощряются экологически чистые электродуговые технологии выпуска стали и переработка стальных отходов.

Вторая проблема – спад мировых цен. Фактор перепроизводства, о котором я говорил выше, а также замедление экономики главного потребителя металлопродукции – Китая начал негативным образом влиять на котировки металлов уже начиная с конца 2012 года.

Если сравнить текущую стоимость металлов с историческими ценами, то сегодня котировки находятся ниже кризисного 2009 года, а по отдельным металлам достигают уровня низких цен десятилетней давности. В зоне переизбытка, по итогам 2015 года, находились рынки алюминия, цинка, меди и свинца.

Ситуация низких цен сильно сказывается на стоимости активов компаний глобального ГМК. Так, по данным отчета PricewaterhouseCoopers, рыночная капитализация топ-40 горно-металлургических компаний мира (Rio Tinto, BHP Billiton, Vale, Alcoa и др.) упала с $1 234 млрд в 2012-м до $791 млрд в 2014-м и $494 млрд в 2015 году.
Вместе с тем необходимо отметить, что конъюнктура рынка металлов исторически носит циклический характер роста и падения. С начала прошлого года наблюдался резкий рост цен на металлы, за исключением меди. Больше всего выросли котировки цинка – 40% и свинца – 11,6%. Цены на горячекатаный и холоднокатаный прокат увеличились на 14,1% и 13,6% соответственно. Кроме того, наблюдается незначительный рост цен на алюминий.

Исходя из этого можно сделать вывод, что в 2015 году цены на металлы достигли дна (кроме меди), а в 2016 году наступило начало новой фазы подъема и дальнейшего роста цен.
 
Какие горно-металлургические проекты, запущенные за последнее время Вы бы особо выделили? В чем заключается их уникальность?

За последние годы запущен ряд проектов, которые дали значительный толчок развитию горно-металлургической отрасли. Особо хочется отметить следующие проекты.
С запуском нового завода на АО «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат» в Казахстане начато производство ранее не производимой продукции – титановых слитков и сплавов. Продукция на 100% экспортно ориентирована,доля казахстанского титана на мировом рынке сегодня составляет 11%, а в авиакосмической отрасли – 17%. Для дальнейшей переработки титановых слитков и сплавов в прутки и поковки акционеры АО «УКТМК» и французская Aubert & Duval создали СП «УКАД» для строительства завода во Франции. Совместное предприятие было запущено в сентябре 2011 года в городе Лез-Ансиз (провинция Овернь, Франция). Общий объем инвестиций в казахстанско-французский проект составил около 50 млн евро.

Следующее достижение – разработка Бозшаколя, которая началась в 2011 году. ТОО «Kaz Minerals Bozshakol» крупнейший в СНГ горнорудный проект как по объему добычи, так и по масштабу самого проекта. Месторождение обеспечит эволюционный рост, вдвое увеличив наш текущий объем производства в восточном регионе. За первые 10 лет после запуска обогатительной фабрики среднегодовой выпуск меди в катодном эквиваленте ожидается на уровне 100 тыс. т. Рудное тело также содержит ценную попутную продукцию – золото и молибден.

В декабре 2015 года приступил к производству катодной меди Комплекс по переработке окисленной руды на ТОО «Kaz Minerals Aktogay». В течение прошлого года Актогай стабильно наращивал объем производства: в общей сложности добыто 16 086 тыс. т медной руды и произведено 18,4 тыс. т катодной меди. По итогам текущего года эти показатели должны составить 25 000 тыс. т и 15 тыс. т соответственно. В феврале 2017 года на предприятии произвели запуск сульфидной фабрики. Выпущено свыше 15,3 тыс. т медного концентрата. Завершение строительства Актогайской обогатительной фабрики по переработке сульфидной руды планируется в первом полугодии этого года.
Уникальность Актогая и Бозшаколя состоит в применении новейших технологий. В частности, задействованы одни из самых больших в мире конусных дробилок, вторая по величине мельница полусамоизмельчения с безредукторным приводом 22 МВт, две крупнейшие в мире шаровые мельницы с безредукторными приводами. Кроме того, внедрена система Leica GeoSystem, предназначенная для автоматизации работ транспортных средств. Сейчас внедряется система высокоточного автоматизированного мониторинга Leica GeoMos, предназначенная для мониторинга состояния бортов карьера. Применяются беспилотные летательные аппараты с возможностью съемок сверхвысокого разрешения.

Среди других знаковых проектов можно отметить производство рельсов длиной до 120 м, а также фасонного проката на АО «Актюбинский рельсобалочный завод», запущенном в рамках программы индустриализации; АО «Казахстанский электролизный завод», которое входит в десятку лучших среди двухсот подобных алюминиевых гигантов мира, а также завод по выпуску 70 тыс. т катодной меди на ТОО «Казцинк», который вобрал лучшие технологические достижения, и другие. В целом только в рамках Государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития на 2010–2014 годы было запущено 59 проектов на сумму 629,2 млрд тенге, с созданием более 15 тыс. рабочих мест.
 
Как вы оцениваете текущую привлекательность геологоразведочной отрасли и ГМК в целом для инвестиций?

Инвестиции в основной капитал ГМК за 2012–2015 годы, ввиду привлекательности сектора, имели стабильную тенденцию ежегодного роста. За это время они увеличились в 1,5 раза (с 460 млрд до 686,2 млрд тенге), в том числе в добыче металлических руд в 2 раза, а в металлургической промышленности на 13,3%. Такой устойчивый тренд связан с созданием новых производств и модернизацией существующих. Если говорить о структуре капиталовложений в основной капитал ГМК, то здесь преобладает доля инвестиций, направляемых на добычу металлических руд, которая увеличилась с 42,3% в 2012-м до 56,2% в 2015 году.

Вместе с тем за январь–сентябрь 2016 года в сравнении с аналогичным периодом предыдущего года инвестиции в основной капитал ГМК снизились на 10,4% – до 420 млрд тенге. В частности, в сегменте добычи металлических руд они сократились с 254 млрд до 221 млрд тенге, а в металлургической промышленности – с 215 млрд до 199 млрд тенге. Это первое снижение за последние 7–8 лет. Одной из основных его причин стало окончание возведения объектов и закупки оборудования и выход на этап коммерческой реализации крупных инвестиционных проектов.

Так, в первые годы реализацииГПИИР уже запущено 8 проектов. Среди них: реконструкция и модернизация доменных печей № 3 и № 4 АО «АрселорМиттал Темиртау», внедрение технологии послойной резки титанового блока АО «УКТМК», завод по производству алюминиевого профиля ТОО «Aluminium of Kazakhstan», строительство Бозшакольского ГОКа ТОО «Kaz Minerals Bozshakol», производственный комплекс по переработке баритовых руд на ТОО «Global Chemical Industries», строительство горно-обогатительного комплекса на базе месторождения Коктасжал на ТОО «Алтай полиметаллы» и горно-перерабатывающего комплекса с получением передельного чугуна на ТОО «Bapy Mining».

В настоящее время все другие основные инвестиционные проекты в ГМК, предусмотренные к реализации до 2020 года, находятся на этапе проработки – ТЭО, ФЭО, переговоры с инвесторами. Вместе с тем мы ожидаем, что по итогам II квартала 2017 года, рост капиталовложений в основной капитал горно-металлургических предприятий восстановится.
 
В этом году в Казахстане будет принят Кодекс о недрах. Как, на Ваш взгляд, это повлияет на повышение инвестиционной привлекательности ГМК?

Шагами 74 и 75 Плана нации – 100 конкретных шагов предусматривается дальнейшее совершенствование регулирования недропользования в горнорудной сфере, которые будут закреплены Кодексом «О недрах и недропользовании».

Например, будет внедрена международная система стандартов отчетности запасов, экономическое стимулирование разведки, замена контрактного режима на лицензионный, внедрение института удержания, а также сокращение сроков предоставления права на недропользование.

Это позволит повысить инвестиционную привлекательность горнодобывающей промышленности, разрабатывать ранее не освоенные, в том числе сложные месторождения с труднообогатимыми рудами, а также повысить обеспеченность металлургической промышленности сырьевой базой и конкурентоспособность ГМК в целом.

Надеюсь, что внедрение данных мер в значительной степени повлияет на повышение инвестиционной привлекательности этой важнейшей отрасли экономики нашей страны.
 
Какие новые задачи поставлены перед профильным министерством в этом году?

Список приоритетов для нашего министерства довольно обширен. Это и принятие мер по сохранению объемов производства и рабочих мест на основных предприятиях горно-металлургического комплекса в рамках реализации Плана оперативных мер по обеспечению экономического роста в 2017 году. И дальнейшая реализация проектов в черной и цветной металлургии в рамках ГПИИР и других отраслевых программ. Это и принятие Кодекса «О недрах и недропользовании», о котором я говорил выше.
Вопросов и задач очень много, однако в числе новых и важнейших из них я бы выделил курс на цифровизацию предприятий ГМК.

Как известно, в своем Послании народу от 31 января 2017 года Глава государства поручил обеспечить реализацию Третьей модернизации Казахстана. Первым приоритетом этого процесса была объявлена ускоренная технологическая модернизация экономики с акцентированием цифровизации и подготовки перехода к четвертой промышленной революции.

В этой связи Министерством по инвестициям и развитию в 2017 году планируется разработка Комплексного плана по технологической модернизации базовых секторов промышленности до 2025 года. Данный документ будет содержать пакет системных мер (законодательные изменения, стандартизация и другое) и инструментов господдержки цифровизации промышленности. Уверен, что реализация этого плана поможет горнякам и металлургам Казахстана стать еще более успешными и конкурентоспособными.
 
Женис Касымбек
 
Окончил КазГАСА по специальности «архитектор-дизайнер», Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева по специальности «экономист-менеджер». Кандидат экономических наук.
В разные годы работал начальником отдела железнодорожного транспорта и портов Агентства РК по регулированию естественных монополий и защите конкуренции, начальником отдела тарифной политики Департамента координации и тарифной политики, директором Департамента водного транспорта Министерства транспорта и коммуникаций РК, директором РГП «Актауский международный морской порт». 
С 2005 года – вице-министр транспорта и коммуникаций РК.
С 2009 года – Ответственный секретарь Министерства транспорта и коммуникаций Республики Казахстан.
С марта 2014 года – министр транспорта и коммуникаций РК.
С августа 2014 года – первый вице-министр, с июня 2016 года – министр по инвестициям и развитию РК.
 


Список статей
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     MiningWeek   Oil_Gas_ITE   Mediasystem