USD/KZT 335.24 
EUR/KZT 395.82 
 Mining & Metals Guide / MMG, 2017 год
 НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЕ. Больше хороших запасов!
АРХИВ
НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЕ. Больше хороших запасов!
 
В условиях новых вызовов конкурентной внешней среды и нестабильных сырьевых цен устойчивое развитие минерально-сырьевого комплекса предполагает долговременную обеспеченность добывающих и перерабатывающих предприятий качественным сырьем. Как считает Амир Гинатулин, ведущий геолог ТОО «Геоинцентр», уже сегодня Казахстану необходим резкий рост финансирования геологоразведочных работ на основе тандема государственных вложений и частных субсидий.
 
Опыт геологоразведочных работ, выполненных во второй половине ХХ века, свидетельствует, что для обнаружения крупных месторождений и вовлечения их в разработку требуется значительное время даже в условиях наличия высококвалифицированных специалистов и весьма крупных денежных вложений. По некоторым оценкам, в то время государство тратило на разведку недр в 100 раз больше, чем сейчас.

После перехода Казахстана к рыночной экономике довольно скоро выяснилось, что сформированная к тому времени минерально-сырьевая база неоднородна по готовности обеспечить устойчивое развитие МСК конкурентоспособным сырьем. В наиболее благоприятном состоянии оказалась МСБ по нефти, углю, природному газу, урану, железным и марганцевым рудам. Запасы месторождений данной группы полезных ископаемых достаточно велики, а качество сырья вполне конкурентоспособно.

В противоположность им, редкометалльная группа ПИ оказалась вне конкуренции. Практически все разведанные месторождения этих ПИ характеризуются низким содержанием, поэтому их отработка в новых условиях стала убыточной. В результате рудники законсервированы или закрыты. В настоящее время потенциальные инвесторы проявляют к этим месторождениям вялый интерес, занимая, в лучшем случае, выжидательную позицию. Многие крупные нерентабельные месторождения находятся в резерве.
В промежуточном положении находится группа основных цветных металлов (медь, свинец, цинк, алюминий), золото, серебро. Период становления суверенного Казахстана совпал с тем, что в последние годы стал снижаться качественный состав отрабатываемых руд по металлам данной группы. Например, наряду с богатейшими комплексными полиметаллическими месторождениями Рудного Алтая в отработку стали вовлекаться резервные, более бедные меднопорфировые месторождения. Кстати, это общемировая тенденция. Тем не менее в условиях Казахстана сохраняется высокая вероятность обнаружения новых месторождений рудноалтайского типа.

Между тем за период с 2000-го по 2015 год объемы добычи минерального сырья в республике значительно выросли. Рекордсменами стали добычные работы по урану и титану, увеличившиеся почти в 13 раз. Добыча фосфоритов за это время выросла в 6,7 раза, природного газа в 5,2 раза, молибдена в 3 раза. В два раза и более увеличилась добыча нефти, золота, марганцевых руд. От 1,4 до 1,8 раза составил прирост по добыче железных и хромовых руд, цинка, барита, хризотил-асбеста. «Всего» на 20% за это время увеличилась добыча меди, кадмия, конденсата.

В результате продажи добытого минерального сырья и некоторых продуктов их переработки государственный бюджет регулярно пополнялся внушительными суммами. Однако за последние два года, в связи с падением мировых цен, такие поступления стали заметно сокращаться. Если характеризовать динамику годовых доходов государства за более длительный период (1998–2013 гг.), рост этого показателя наиболее значителен по нефти (увеличение в 38 раз).

География поставок основных видов полезных ископаемых Казахстана в зарубежные страны характеризуется рядом особенностей. Ведущими импортерами по разнообразию ввозимого минерального сырья являются Китай (8 и более видов) и Россия (7 видов).

По три вида импортируют Турция и Узбекистан, по два – Швейцария, Украина, Италия, Нидерланды, Финляндия, Кыргызстан, США, Соединенное Королевство. Более 15 стран вывозят из Казахстана по одному виду ПИ. Общее количество стран, импортировавших наше минеральное сырье, по итогам 2015 года превысило 28.

Более 70% экспортируемого конденсата уходит в Нидерланды, Финляндию, Италию и Латвию. Свыше 99% хромовых руд, почти 95% железных руд, 93% марганцевых руд, почти 85% золота, более 76% угля, почти 41% природного газа вывозится в Россию. На Китай приходится 57% отправляемого за рубеж цинка, почти 41% меди, 21% свинца и порядка 5–8% нефти, марганцевых и железных руд и асбеста. Основной объем нашей нефти импортируют Италия, Нидерланды, Швейцария, Франция, Китай, Румыния, Греция. На них приходится почти 78% экспортируемых жидких углеводородов. Львиная доля вывозимого из нашей страны газа приходится на 4 страны – Россию, Украину, Швейцарию и Польшу. В Соединенное Королевство уходит почти весь объем экспортируемого серебра. В Испанию отправлено 73% свинца. Немногим более половины поставок титана, барита, асбеста приходится, соответственно, на Нидерланды, Туркменистан и Индию.

Даже у человека, далекого от геологии, возникает вопрос: хорошо ли обстоят дела с восполнением разведанных запасов? Или они скоро закончатся? Специалисты уже не первый год бьют тревогу по этому поводу, поскольку видят, как истощаются недра в результате выполнения всё возрастающих объемов добычи важнейших видов минерального сырья. При этом все реже и реже геологи находят новые месторождения.

Простое сопоставление объемов добычи и изменения балансовых запасов показывает, что, к примеру, в 2015 году уменьшение запасов, т. е. полное отсутствие их восполнения, имело место по 15 полезных ископаемым: нефти, каменному и бурому углю, марганцевым рудам, цинку, титану, свинцу, бокситам, кадмию, серебру, фосфоритам, бариту, хризотил-асбесту и флюориту. При этом увеличение запасов произошло только по 7 – природному газу, конденсату, хромовым рудам, меди, молибдену и золоту.
Другой темой, напрямую затрагивающей интересы Казахстана на протяжении многих лет, остается стоимость минерального сырья. Анализ динамики мировых цен на ведущие полезные ископаемые и металлы за последние 7 лет показывает, что начиная с 2012–2013 годов, имеет место их снижение.

Наиболее четко этот тренд проявляется у нефти, меди, серебра, железной руды. Эта же тенденция с незначительными отклонениями наблюдается у золота, урана, алюминия, цинка, хромовой руды.

Относительно прогнозов на 2017-й и последующие годы, как обычно, единого мнения нет, да и быть не может. Более того, прогнозы известных инвестиционных и других банков, аналитических центров, экспертов российских и казахстанских, специалистов международного уровня часто пересматриваются в ту или иную сторону даже в рамках одного года. Учитывая эти соображения, в таблице приведены интервалы прогнозных значений цен.

Колоссальный опыт работы нефтегазового и горно-металлургического комплексов доперестроечного периода, да и просто здравый смысл и, наконец, ставший доступным зарубежный опыт однозначно указывают на необходимость в текущей ситуации своевременного восполнения разведанных запасов минерального сырья. Только в этом случае суверенному Казахстану можно рассчитывать на устойчивое экономическое развитие в перспективе.

Здесь следует сделать особый акцент именно на своевременности. Отсутствие заблаговременного восполнения запасов, удовлетворяющих современным рыночным требованиям, очевидно говорит о запаздывании принятия соответствующих решений. Иначе как объяснить создавшееся напряженное положение с минерально-сырьевой базой в отдельно взятых регионах с развитой инфраструктурой, где уже не одно десятилетие успешно добывается руда?

Можно привести много реальных примеров такого рода. Вот некоторые из них. Работающее в Северном Казахстане предприятие АО «Шаймерден» в ближайшие годы завершает отработку богатейших свинцово-цинковых руд месторождения Шаймерден. Среднее содержание цинка в них 30%. Поскольку это первый и пока единственный объект такого рода в Северном Казахстане, предпринимались поиски других месторождений – аналогов Шаймердена. Уже накоплен немалый объем информации, указывающий на наличие в районе таких перспектив. Тем не менее, из-за недостаточного государственного финансирования геологоразведочных работ, проверка имеющихся прогнозов до сих пор не реализована.

Другой пример связан со старейшим градообразующим предприятием, эксплуатирующим медное месторождение Жезказган. Исчерпание запасов этого уникального месторождения также не за горами. В последние годы предпринимаются разные шаги, ориентированные на продление жизни предприятия. Однако они нацелены главным образом на то, чтобы вовлечь в отработку ранее известные бедные руды самого месторождения, а не на поиски в районе новых промышленных объектов. Между тем, исходя из довольно длительной истории геологического изучения Жезказганского района, речь может идти только о поисках глубокозалегающих и погребенных месторождений. А это предполагает необходимость использования при поисках объемных моделей, современных геохимических методов и, конечно, глубокого бурения. Лишь в самое последнее время такая работа (кроме бурения) началась. Однако ее финансирование опять же идет по остаточному принципу, в результате эта крайне необходимая комплексная работа может затянуться на многие годы.

Третий пример связан с Рудным Алтаем. В Восточном Казахстане за последние 15–20 лет закрылись (или подошли к этому рубежу) ряд рудников, которые эксплуатировали богатые по содержаниям меди, свинца, цинка, золота месторождения – Белоусовское, Греховское, Иртышское, Зыряновское, Акбастау, Космурун, Николаевское, Шемонаихинское, Шубинское, Юбилейно-Снегирихинское, Анисимов Ключ, Березовское, Ново-Березовское.

Та же участь ожидает открытое в 1959 году Орловское месторождение, на базе которого уже около 40 лет работает Жезкентский ГОК, а на карте страны появился новый поселок Жезкент. Последнее открытие месторождения рудноалтайского типа (Артемьевское, 1984 год) было сделано в результате проверки прогнозных рекомендаций, совместно разработанных в течение трех лет четырьмя небольшими коллективами специалистов. С тех пор на Рудном Алтае новых открытий не было. Между тем проверены не все рекомендации, в том числе вблизи Орловского месторождения.

В условиях хронического недостатка государственного финансирования ГРР и одновременно экстенсивной добычи многих полезных ископаемых за годы независимости аналогичная ситуация с восполнением минерально-сырьевой базы сложилась на ряде других горнодобывающих предприятий. Не пора ли использовать зарубежный опыт решения подобных проблем? Вот один из примеров, показывающий, как это делается в Канаде, имеющей богатейшую историю разведки и освоения недр в рыночных условиях.

В 2001 году компания Goldcorp объявила через Интернет публичный конкурс с призовым фондом в $575 тыс. за обоснование участка для получения прироста запасов на фланге рудника Red Lake в провинции Онтарио. Вся база данных была выложена в Интернете. В конкурсе приняли участие более тысячи компаний и групп экспертов из 50 стран. Победителем стала австралийская компания Fractal Graphics.

Разве не могут такой же подход использовать «Казцинк», «Казахмыс» и другие крупные предприятия? По данным аналитической службы Finprom.kz, в 2016 году горнодобывающие компании Казахстана получили чистую прибыль в размере 2,8 трлн тенге, что на 60% больше, чем в 2015 году. Это произошло в условиях низких цен! В более благоприятный период 2012–2014 годов прибыль составляла 4,5–5 трлн тенге. То есть, чтобы перенять канадский опыт, финансовые ресурсы есть. 
С учетом возможного обнаружения новых месторождений типа Жезказган или Орловское тот же Казахмыс сможет разрабатывать и 10 лет спустя не только Актогай и Айдарлы с содержанием меди 0,38%, но и руды с показателем до 4–5%. Как говорится, игра стоит свеч.

Таким образом, с учетом реального положения дел с финансированием отрасли и высокой вероятности сохранения в ближайшие годы низких цен на основные полезные ископаемые нашей страны, увеличение объемов ГРР возможно на основе тандема: государственные вложения + частные субсидии. Мне представляется, что если не увеличивать в разы ежегодные затраты на поисковые и поисково-оценочные работы уже сегодня, то скоро понадобится обеспечить рост в десятки раз. Иначе наша дойная корова совсем зачахнет, а другие надежные и проверенные временем источники пополнения бюджета к тому времени еще не наберут силу.


Список статей
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     MiningWeek   Oil_Gas_ITE   Mediasystem